У России только что появилась еще одна служба безопасности. Во вторник президент России Владимир Путин приказал создать российскую национальную гвардию. Официально национальная гвардия будет бороться с терроризмом и организованной преступностью, а также ей будут переданы обязанности внутренних войск МВД и ОМОНА. Но это неожиданное решение указывает не столько на беспокойство по поводу поддержания порядка или безопасности, сколько на то, что администрация Путина опасается нестабильности — в России и в самом Кремле.

Путин — не первый из российских президентов, кто предложил создать национальную гвардию. Его предшественник Борис Ельцин выдвинул эту идею в 1991 году в своем новогоднем обращении. Тогда Ельцин был еще новым президентом — без солидной политической базы и особой лояльности силовых структур. После так называемого конституционного кризиса 1993 года — неудавшейся попытки государственного переворота, предпринятой российским парламентом — Ельцин вновь вернулся к этому предложению. В ходе противостояния были созданы пропарламентские военизированные формирования, и значительная часть внутренних войск перешла на сторону парламента. Российские военные выжидали несколько дней, но в конце концов выполнили приказ Ельцина, направив танки и войска на штурм Дома Советов — Белого дома. После этого Ельцин по-настоящему армии не доверял и по этой причине вернулся к обсуждению вопроса о создании национальной гвардии.


В 1995 году газета «Известия» опубликовала попавшую в руки журналистов служебную переписку помощников Ельцина. Согласно этим документам, Ельцин уже разработал приказы о создании нового формирования, которое должно было стать его личной армией на случай внутренних беспорядков. Российские СМИ связывали планы Ельцина с его растущей неуверенностью в связи с укреплением Федеральной службы безопасности (ФСБ) — преемника КГБ. Помимо этого, в просочившихся документах отмечалось, что руководить национальной гвардией будет генерал Александр Коржаков. Коржаков, бывший телохранитель Ельцина и глава Службы безопасности президента, был одним из немногих российских силовиков, кому Ельцин доверял лично. Но, несмотря на возросший интерес к созданию национальной гвардии, администрации Ельцина для ее создания не хватило сил.

Точно так же и администрация Путина уже не впервые поднимает вопрос о создании национальной гвардии. В 2012 году на фоне длившихся несколько месяцев массовых протестов в связи со спорными результатами парламентских выборов — и второго переизбрания Путина на пост президента — вновь поползли слухи о формировании национальной гвардии. И, так же, как это было при Ельцине, слухи эти не подтвердились. Протесты стихли, и новая армия так и не была создана.

Таким образом, внезапное решение все-таки создать национальную гвардию свидетельствует о том, что Кремль готовится к дестабилизации обстановки в будущем. Указанные обязанности нацгвардии кажутся отговоркой, поскольку для борьбы с терроризмом и организованной преступностью уже существуют внутренние войска МВД и ОМОН. На самом же деле инициатива, возможно, была предпринята в качестве предупредительной меры перед предстоящими парламентскими выборами — первыми после выборов 2011 года, которые спровоцировали политические протесты. Хотя подробности, касающиеся структуры, численности и размещения национальной гвардии пока не сообщаются, она может служить в качестве дополнительной силы для подавления любых беспорядков, которые могут возникнуть в результате выборов в сентябре.

Сотрудники ОМОНа в оцеплении возле торгового центра «Бирюза» в московском районе Бирюлево


С другой стороны, не исключено, что Путин, как и Ельцин, намерен создать национальную гвардию в качестве своей личной армии. Не имея конкретной и отличительной функции, новая гвардия станет еще одной силой безопасности, которая будет разделять обязанности с внутренними войсками и ФСБ. Хотя с другой стороны, президент назначил главнокомандующим войсками новой национальной гвардии Виктора Золотова — командующего внутренними войсками — освободив его от прежних обязанностей. Золотов — это бывший телохранитель Путина и один из его самых надежных и верных сторонников, каким был для Ельцина Коржаков. Назначив Золотова главой национальной гвардии, Путин, возможно, раскрыл истинную суть этой дублирующей структуры безопасности. И еще одна характерная деталь — дальнейшее продвижение Золотова: 5 апреля за ним было закреплено место постоянного члена Совета безопасности РФ.

На протяжении многих лет карьерный рост Золотова был темой, вызывавшей большой интерес россиян. Когда Путин в марте прошлого года «пропал» на 10 дней, даже появились слухи о том, что Золотова убили работники ФСБ, что свидетельствует о его значительной роли в борьбе между элитами силовиков. Не исключено, что, приказывая создать национальную гвардию и назначая Золотова её главой, Путин укрепляет свою администрацию в связи с угрозой государственного переворота. Возможно, это свидетельствует о том, что российский президент сомневается, останутся ли другие силы безопасности — ФСБ, внутренние войска МВД или даже вооруженные силы — лояльными ему в случае переворота. Путин, хорошо разбирающийся в истории России, возможно, пытается избежать той неуверенности, которую испытывал на протяжении своего пребывания у власти его предшественник.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.