Вспышки вооруженного противостояния и насилия в Нагорном Карабахе периодически случались последние 22 года — с того момента, как Армения и Азербайджан объявили о прекращении огня. Потери в них несли обе стороны. Однако новое обострение конфликта, произошедшее в последние дни, оказалось самым сильным за прошедший после объявления перемирия период.

Каждый раз, когда обострялся карабахский конфликт, стороны обвиняли в нарушении перемирия друг друга. В этот раз обвинителем выступила азербайджанская сторона. Как представляется, государство, ставшее в этот раз инициатором конфликта, словно стремится снова привести в движение конфликт, пребывавший до этого как бы в «законсервированном» состоянии.

Азербайджан убежден, что в ходе конфликта Армения оккупировала 20% его территории. Мировое сообщество — в особенности ОБСЕ, выступившая посредником в урегулировании конфликта, — все это время хранило молчание и не предприняло никаких шагов для решения проблемы. Азербайджан утверждает, что те азербайджанцы, которые проживают на территории Карабаха, выступают за возвращение региона под юрисдикцию Баку. С другой стороны, власти в Азербайджане постоянно испытывают давление общественного мнения относительно данной проблемы и внутри страны.


Все последние годы значительную часть своего бюджета Азербайджан использовал на обучение и инструктаж вооруженных сил, закупку новой военной техники и оборудования, а также постоянно пользовался помощью военных советников и специалистов стран Запада. Ради укрепления собственной военной мощи страна шла на сближение с НАТО. Вооруженные силы Азербайджана за последние три десятилетия прошли полную модернизацию; заметная часть его годового бюджета уходила на военные расходы. А военный бюджет Азербайджана намного превышает военный бюджет Армении. Соответственно, у значительной части населения закавказской республики возникает вопрос — почему при столь объемных расходах на военные нужды их страна до сих пор вовлечена в этот конфликт и почему их правительство до сих пор не предприняло серьезных шагов для того, чтобы окончательно решить карабахскую проблему. Все это, вероятно, и заставило Баку волей-неволей дать какой-то ответ на «непонимание» со стороны народа именно сейчас, и решительно «взяться за проблему» вновь, чтобы попытаться окончательно решить карабахский вопрос.

Наряду с армяно-азербайджанским конфликтом в Нагорном Карабахе, следует также обратить внимание и на другие локальные конфликты в регионе Южного Кавказа — конфликт в Южной Осетии и Абхазии. На самом деле, и карабахскую проблему нужно рассматривать, держа в уме эти конфликты. Абхазия и Южная Осетия, прежде входившие в состав Грузии, провозгласили независимость. События 2008 года в Южной Осетии завершились тем, что в военных столкновениях с Тбилиси сторонники независимости заручились поддержкой России и ее вооруженных сил — на помощь сторонникам выхода из состава Грузии пришла российская армия.

Напомним, что после распада СССР Россия утратила на какое-то время свое прямое присутствие в Южно-Кавказском регионе. Этот регион — своего рода буфер между побережьями Черного и Каспийского морей, он также примыкает к Центральной Азии. Его геополитическое значение достаточно велико, в особенности для России. А для Запада, по сути, это регион служит выходом к южным областям России. Поэтому западное присутствие в регионе, влияние Запада на него и сближение правящих режимов закавказских республик с Западом можно рассматривать как существенную угрозу для России.

Поэтому и Россия всегда стремилась упрочить свое влияние в этом регионе — для того, чтобы не дать ему превратиться в еще одно звено цепи, при помощи которой Запад пытается ее окружить. На данный момент России удалось обрести прочные позиции на Кавказе в трех точках: одна из них — это восточная часть черноморского побережья, то есть Абхазия, другая — это южные предгорья Кавказского хребта, то есть Южная Осетия, и третья — это горы Карабаха, где сейчас присутствует союзник России, Армения. Присутствие России в этих трех областях может полностью нейтрализовать западное влияние в регионе. И с этой точки зрения можно утверждать, что фактический контроль Еревана над Карабахом на данный момент — в интересах России.

Разрушенный дом в одном из сел Мартакертского района в зоне карабахского конфликта


С другой стороны, в конфликт в Нагорном Карабахе вовлечена также и Турция, отношения которой с Россией заметно охладились в последнее время. Турция имеет с Арменией общую границу, однако она неоднократно заявляла, что не будет устанавливать «серьезные отношения» с Арменией до тех пор, пока последняя не урегулирует свои противоречия с Азербайджаном по Карабахскому региону. А Азербайджан, в свою очередь, все последние годы пользовался на международной арене «протекцией» Турции. Турецкие военные специалисты как специалисты страны, входящей в блок НАТО, принимали активное участие в модернизации и укреплении вооруженных сил Республики Азербайджан. Турция — страна, родственная Азербайджану в языковом отношении, она позиционировала себя как первый союзник этой закавказской республики. Азербайджан же в своем экономическом развитии также предпочитал ориентироваться на Турцию и брать за образец именно ее. Учитывая все перечисленное, можно полагать, что армяно-азербайджанский конфликт подразумевает также и непрямое столкновение интересов Турции и России.

Если мы хотим оценить потенциал конфликтующих сторон, то нам следует рассматривать конфликт в Нагорном Карабахе как бы на двух уровнях. На первом уровне Азербайджан находится в прямой конфронтации с Арменией, и очевидно, что в военном отношении он потенциально имеет преимущество. Однако же на втором уровне нам следует сопоставить потенциал союзников двух конфликтующих сторон — Турции как союзника Азербайджана и Армении как союзника России. И здесь уже очевидно, что Россия по своей военной мощи превосходит Турцию. Следовательно, мы можем констатировать, что данный конфликт, при всей его ожесточенности и непримиримости, будет иметь временный характер и не получит серьезного продолжения, потому что за одной из противоборствующих сторон стоит Россия, военный потенциал которой превосходит потенциал всех остальных сторон, вместе взятых. Однако, поскольку в конфликт косвенно может быть вовлечена и Россия, он уже получил широкий международный резонанс. Внимание мирового сообщества сосредоточилось на происходящем в Нагорном Карабахе, и для Азербайджана этого уже достаточно.

Но также мы видим, что в этом балансе сил большее зависит от России. Кавказ, как мы показали, имеет крайне важное геополитическое значение для России, и потому ее озабоченность происходящим в регионе также приобретает своего рода геополитический характер. Если политика Азербайджана хотя бы частично повернется в сторону сотрудничества с Россией, Россия будет готова принять в конфликте сторону Азербайджана. И тогда конфликт будет исчерпан. В стратегическом отношении Азербайджан, несомненно, более значим для России, нежели Армения. И сами азербайджанцы, как и армяне, убеждены в том, что ключ к решению карабахской проблемы находится в руках России.

Бахрам Амир Ахмадиан — профессор Тегеранского университета, член Научного совета IRAS (Institute of Iran Eurasian Studies), эксперт по изучению проблем Евразии, Кавказа и России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.