Голландия, теперь уже официально, единственная из 28 стран, не ратифицировавшая соглашение об ассоциации между Евросоюзом и Украиной, одобренное голландским парламентом. Целью соглашения, подписанного в 2013 году, являлось развитие политического диалога и укрепление украинской экономики.

Референдум состоялся благодаря интернет-изданию, отрицающему лозунги объединенной Европы, и действиям группы активистов такого же профиля под красноречивым названием Geenpeil (Ни малейшего представления). Они воспользовались тем, что правительство только что снизило до 300 тысяч количество подписей, необходимых для созыва референдума по любому вопросу. Более двух третей избирателей не приняли в нем участие. Лишь 20% высказались против ассоциации.

Помимо трудностей, с которыми столкнется голландское правительство в связи с полученными результатами, а также сложностями, которые возникнут у Брюсселя, из случившегося можно извлечь весьма интересные уроки.

Стала уже привычной фраза о том, что представительная демократия переживает кризис и что необходимо предоставлять гражданам новые возможности для участия в решении государственных дел. Среди мер, призванных исправить этот предполагаемый дефицит представительства, мы находим созыв референдумов, как консультативных, так и таких, чьи решения носят обязательный характер; народные законодательные инициативы, которые пытаются стимулировать; аннулирующие мандаты, которые позволяют отстранить от должности высокопоставленных лиц, не созывая выборы. Или механизмы прямой электронной демократии, которые теоретически позволят обойтись без парламентов для решения большого количества вопросов.

Но, как показывает голландский референдум, какой бы дискредитированной ни была представительная демократия, механизмы прямой демократии, предлагаемые в качестве альтернативы, далеки от того, чтобы стать средством решения всех проблем. Скорее наоборот, по всей Европе —от Греции до Великобритании и от Венгрии до Нидерландов- мы видим, что референдумы рискуют превратиться в излюбленное орудие популистов, чтобы лишить демократии законной силы, поставить под удар европейский проект и, ко всему прочему, преподнести огромный подарок Владимиру Путину, который извлек наибольшую выгоды из состоявшегося в среду референдума. Именно на нем, как предполагают, лежит ответственность за катастрофу самолета малазийских авиалиний, сбитого в июле 2014 года, в результате чего погибли почти 300 человек.

В очередной раз, как и в ходе большинства референдумов по европейским вопросам, состоявшимся за последние два десятилетия, избиратели ответили не на тот вопрос, который им был поставлен, а на тот, который бы они хотели, чтобы им был поставлен, не вдумываясь при этом в последствия своего голосования. При этом наиболее показательным является высокий уровень (почти 70%) неявившихся. Если прямая демократия не увеличивает число граждан, участвующих в принятии решений по сравнению с представительной демократией, и, кроме того, лишает законности политическую систему, ее польза сводится к нулю.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.