Ни во время, ни после Второй карабахской войны ни нынешний, ни предыдущие президенты Армении так и не выразили свое отношение к России по поводу поставок вооружений Азербайджану. Армянские элиты растеряны, и может быть, предложения о присутствии войск США в Южном Кавказе также от растерянности.

Сейчас, во время «обамовщины», США в гораздо меньшей мере, чем раньше, готовы присутствовать в Черноморско-Кавказском регионе. С приходом в США к власти новой  администрации внешняя политика изменится кардинальным образом. В любом случае, такой «халявы» для русских больше не будет. Будет постепенное и довольно сильное «удушение» России.

Данная политика невозможна без сильных мер по Южному Кавказу. Настало время выяснения конкретных мер, то есть, как ведут себя различные страны бывшего Союза. Отношение к данным странам будет не менее жестким, чем к России.

После данной войны Армения приобретает особое значение, и нужно, чтобы это поняли в США не только в администрации и не только в Конгрессе. Нужно, чтобы это поняли широкие слои американского истеблишмента. На все один ответ. Немного рассмотрим ретроспективу.

Регион Южного Кавказа рассматривается американской и англо-американской стратегиями как важнейший узловой регион в глобальной конструкции новых политических отношений в Восточной Европе и в Евразии, предназначенный для недопущения реанимации российской сверхдержавности и использования уникальных ресурсов данного пространства.

Американская политология, обслуживающая глобальные и конъюнктурные заказы правительства и транснациональных компаний, нередко выступает не с объективных научных позиций, объясняя суть и перспективы определенных политичес­ких и экономических процессов, а исходя из банальных пропагандистских задач.

Политологичес­кие и экономические школы разрабатывают нередко совершенно тенденциозные проекты, направленные на идеологическое обоснование системного развала не только национальных государств и обществ, но и целых цивилизаций. Работы и выступления политологов данного типа содержат порой совершенно искусственные геополитические и политико-идеологические схемы, которые довольно быстро оказываются несостоятельными, но, вместе с тем, так же быстро забываются.


Видимо боль­шинство политиков и аналитиков, так или иначе, находится под обаянием данных политологов, чьей «кафедрой» является само американское государство. Мы привели это для иллюстрации того, что «легальные» работы западных и в особенности американских политологов, аналитиков и дея­телей СМИ не могут являться безусловной информационной и аналитической базой для проведения анализа реальных политических проектов и осуществляющегося геополитического проектирования в регионах Восточной Европы.

По существу, вся американская аналитическая база представляется совокупностью определенных доктринерских разработок, имеющих сервисное значение по от­ношению к подлинным целям американской стратегии.

Опыт анализа событий и процессов в Каспийс­ком бассейне и в Кавказском регионе показывает необходимость конспирологического подхода, для применения которого необходимы не только привлечение максимума информации, но и сопос­тавления различных фактов и событий, интуиции и эвристических методов. Это принципиально важно для нашей работы и понимания наших целей и реальных возможностей.

По рассматриваемой нами проблеме в самом регионе в ведущих политических институциях Европы существует достаточно стандартное мнение. Оно сводится к тому, что в отношении Закавказья Западный блок проводит политику, аналогичную политике блока в Центральной Европе и на Балканах. То есть, США и НАТО предполагают определенную модель поэтапной интеграции региона в атлантистские политические и военно-политические структуры — НАТО, Европейский Совет, региональные политические и геоэкономические блоки и содружества.

Американцы и европейцы пытаются представить, что существуют некие общие правила игры в части интеграции государств Восточной Европы в атлантистские структуры. Однако рассмотрение различных опубликованных оценок, взглядов относительно сроков данной интеграции различных государств показало, что в настоящее время нет определенных запланированных временных ориентиров для вступления дан­ных государств в данные структуры.

Руководители государств Восточной Европы, прежде всего, Украины, Грузии и Азербайджана, несмотря на оптимистические высказывания, весьма скептически относятся к возможности быстрого вступления в НАТО. Экспертами Международного института стратегических исследований (Лондон) подвергаются сомнению реальные сроки возможного вступления государств Южного Кавказа в НАТО.

Вместе с тем, по мнению данных экспертов, вполне вероятно решение данных вопросов в отношении Украины. Специалисты данного института, выполняющие работы по заказам британского правительства и спецслужб, придерживаются мнения, что вполне возможно принятие в перспективе схемы двойного стандарта для членов атлантистского блока в части размещения на их территории военных контингентов ведущих государств НАТО.

Практика участия в НАТО трех государств Централь­ной Европы — Польши, Чехии и Венгрии, по мнению специалистов института, представлялась под­тверждением вероятного ограничения военного присутствия НАТО в Восточной Европе. У специа­листов данного института были сомнения в том, что военное присутствие НАТО в Прибалтике, в странах Балканского региона возможно.

Разрушенный дом в одном из сел Мартакертского района в зоне карабахского конфликта


Что касается Южного Кавказа, то данный регион представляется для большинства политиков и военных деятелей Европы весьма специфичным. По мне­нию ведущих специалистов соответствующих департаментов Еврокомиссии и Европарламента, представителей Великобритании, Франции и Италии в рабочих аппаратах Евросоюза (которые выступали с такими оценками в 1997-98гг), в части интеграции Южного Кавказа в НАТО и евроструктуры имеются принципиальные разногласия между американцами и европейцами.

Американцы предпринимают постоянные усилия для ускорения включения государств Южного Кавказа в европейские политические и экономические структуры, что, по их мнению, обусловит общие политические условия для вступления данных государств в НАТО.

США всегда пытались побудить европейские государства и Евросоюз войти в обязывающие политические отношения с государст­вами Южного Кавказа и в определенной мере принять на себя значительную часть ответственности за политические процессы в Южном Кавказе. Это своего рода попытка позволить европейцам играть роль формирующих политическое, правое и экономическое пространство в регионе.

Американцам представляется проблематичным развитие преимущественно двухсторонних отношений с государст­вами Южного Кавказа, и они пытаются навязать европейцам достаточно важные функции и роль сопод­чиненных партнеров. В связи с этим представляется важным рассмотрение реально существующих сценариев разви­тия отношений государств Южного Кавказа с США и странами НАТО.

Следует отметить, что участие государств Южного Кавказа в НАТО не является безальтернативным вариантом военного и военно-политического сотрудничества с Западом. Не только для европей­цев, но и для американцев представляется весьма проблематичным включение трех государств Южного Кавказа в НАТО.

Американцы предпринимали попытки сформировать такую хронологическую схе­му принятия государств Восточной Европы в НАТО, чтобы можно было решить вопрос в отношении Закавказья, минуя, или по крайней мере, не увязывая регион с очередностью включения в НАТО стран Балканского региона.

Следует учесть, что проводниками балканских государств в НАТО являлись: для Болгарии — Германия, для Словении и Хорватии — также Германия, для Румынии — Франция, для Македонии — Италия. Эти проекты уже решены, что стало опытом для курирования стран Западных Балкан.

Эти традиционные члены атлантистского блока достаточно ревностно относятся к проблеме очередности принятия в НАТО балканских государств, являющихся их историческими и цивилизационными партнерами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.