Сразу же после распада СССР Россия столкнулась с важнейшей проблемой — кризисом идентичности. Русские, которые еще вчера пытались навязать миру коммунизм как «рай» и единственную идеологию — в чем дошли даже до отрицания своей православной истории и запрета на нее — в результате краха этой идеологии (не принесшей пользы и самому Карлу Марксу) пережили одно из крупнейших геополитических потрясений мира, а их страна распалась.

Вместе с этим разделом русские вновь стали искать ответ на вопрос «Кто я?». Балансируя между оставленной двумя империями «мечтой» (или, как кто-то полагает, «фантомом») и возникшей «реальностью», русские, а точнее российский стратегический разум, нашли решение в «множественной идентичности», которая заигрывает со всеми и может показаться крайне прагматичной. Это «западничество, несмотря ни на что», «азийство», «евразийство» и «панславизм».

Российское государство в государстве увидело, что концепция «западничество, несмотря ни на что» вовлекает страну в процесс второго распада. Оно ловким маневром привело к власти сотрудника разведки Владимира Путина и для восстановления сильной центральной структуры обратилось к достаточно радикальным методам и инструментам.


Поначалу Россия брала за основу борьбу с западной угрозой совместно с азиатскими силами (трио «Россия — Индия — Китай» или так называемый «примаковский треугольник»), и в этой связи приоритет во внешней политике она отдавала идеологии азийства. Начав набирать силу, Россия стала ориентироваться на две другие концепции, в центре которых — ее собственная сила и интересы.

Сегодня, когда Россия возвращается на постсоветское пространство под видом «евразийства», становится очевидно, что ее основной идеологией стал «панславизм». Цель новой России (по крайней мере, на данный момент) — не воссоздать бывший СССР, а возродить царскую Россию. В пользу этого тезиса говорит тот факт, что Россия, будучи не в силах установить господство в зоне влияния царской России, устремляется на постсоветское пространство. Она идет на Украину через Крым, играет все более заметную роль в кризисах на Балканах, демонстрирует растущий аппетит в отношении Молдовы, берет на себя роль покровителя христиан, главным образом православных, и славян.

Россия снова смотрит «на юг»

Вчера путь к строительству царской России лежал через Османскую империю, сегодня — через ее наследницу, Турецкую Республику. И именно этим обстоятельством объясняется то, что после Крыма и Украины Россия вдруг изменила направление на Турцию через Сирию. Россия, полагающая, что она доминирует в Черном море, снова положила глаз на теплые воды Средиземного моря.

Тем не менее оккупацией Крыма Россия добилась лишь того, что открыла ящик Пандоры и потеряла своего важнейшего союзника в Черном море. А эта потеря неминуемо обернется для России издержками во всем Черноморском бассейне. Со временем Россия станет ощущать это более явно. Так говорю не я, а геополитика и история.

Почему Россия нацелилась на Турцию?

Московская администрация стремится вывести Турцию из игры, чтобы достичь следующих целей. Первая — спуститься на юг и, обезвредив Турцию на оси Балканы — Черное море — Кавказ, упрочить свое влияние в этих регионах. Вторая — Афганистан. Устранив Турцию как один из исторически важных центров Южного Туркестана, Россия стремится усилить свое присутствие в Западном Туркестане и снова взять этот регион под свой контроль. Нельзя забывать, что Россия едва ли не лучше всех осознает роль, которую играет присутствие Турции в регионе для безопасности всего Туркестана. Третья цель — США и желание разрушить их влияние в регионе. Четвертая — изолировать, ослабить и захватить Туркестан.

Можно сказать, что во времена царизма Россия преследовала похожую стратегию. В ней достойно сыграл свою роль Иран: воспользовавшись ситуацией, в которой оказались Османская империя и Туркестан, он поделил Туркестан и Кавказ с Россией. К сожалению, сегодня мы наблюдаем похожую ситуацию. В этой связи полезно обратить внимание на политику Ирана в отношении последней вспыхнувшей войны между Азербайджаном и Арменией. Иран, увы, не смог стать Пакистаном…

Армянская и курдская карты

На начальном этапе важнейшим козырем против Турции в руках России были православно-славянские элементы. В дальнейшем за ним последовали армяне и курды. Армянский вопрос стал не только вопросом Турции, он был использован в политике в отношении всего региона, и особенно Азербайджана. Следовательно, армянская проблема — это вопрос тюркского мира.

Сегодня Россия тоже обращается к исторической памяти и выносит на повестку дня хронические проблемы Турции и региона — в первую очередь, армянскую проблему. Показательно и то, что Россия наращивала военную мощь Армении, а затем в Нагорном Карабахе началась война. Россия, которая начала выводить свои силы из Сирии, — на этот раз в погоне за новой игрой на Кавказе, к востоку от Турции.

Кроме того, это же обстоятельство лежит в основе обострения «курдской проблемы» через Партию «Демократический союз» / Отряды народной самообороны в Сирии и Рабочую партию Курдистана (РПК) в Турции. Очевидно, главная цель России — Турция и тюркское / туркменское присутствие в регионе. Россия, желая вытолкнуть Турцию из игры, стремится иметь полную свободу действий в пространстве Османской империи и Туркестана.

Деталь, которая в ходе последней войны Азербайджана и Армении не должна ускользать из виду: более 400 боевиков РПК воюют в Нагорном Карабахе на стороне армян против азербайджанских тюрков. История — свидетель тому, что ни один курд не станет воевать против мусульманских братьев вместе с армянами. Одного этого достаточно для того, чтобы показать истинное лицо РПК.

Таким образом, игра очень масштабна, и единственный путь ее расстроить — создать «тюрко-исламский союз» в истинном смысле этого слова. В этой связи немалую роль играет то, что в ходе последних столкновений в Нагорном Карабахе Азербайджан кроме Турции поддержали Туркмения, Пакистан и Организация исламского сотрудничества. Да, тюрко-исламская география расширяется. Если позволит Аллах, никто не сможет помешать этому пробуждению!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.