Atlantico: В понедельник президент Обама сделал такое заявление Fox News: «Моей самой большой ошибкой, наверное, было отсутствие плана того, что должно было быть после вмешательства в Ливии, которое я считаю оправданным». Согласны ли вы с таким мнением?

Бернар-Анри Леви:
Да, в такой формулировке эту мысль можно принять.

Он не ставит под сомнение принципа войны в Ливии и считает оправданным участие в ней. По всей видимости, и это хорошая новость, он поддерживает тот скачок вперед, которым стало принятие международным сообществом во главе с США и Францией прописанной в принципах ООН ответственности по защите. Кроме того, он добавляет, что главной ошибкой было нежелание подумать о том, что будет дальше, отсутствие реального плана на будущее. И это абсолютно верно.

— Месяц назад в интервью The Atlantic Обама, как кажется перекладывал ответственность на Николя Саркози и Дэвида Кэмерона: «Когда я задаюсь вопросом, почему все так обернулось, я понимаю, что был убежден в готовности европейцев сыграть более активную роль в будущем страны с учетом их географической близости»…

— Мне об этом известно. И именно поэтому его новое заявление больше мне по душе. В интервью The Atlantic звучали какие-то несвойственные Обаме грубость, самодовольство и высокомерие по отношению к союзникам. Президент первой мировой державы не может перекладывать ответственность на других. Нельзя говорить «во всем виноваты Саркози и Кэмерон», если ты работал вместе с ними в команде, передал им определенное лидерство, но затем увидел, что все пошло не так, как хотелось. Это было недостойно. Поэтому новая поправка приветствуется. Быть может, через это прошла Хиллари Клинтон… Или же Саманта Пауэр и Сьюзан Райс, две женщины из его окружения, которые выступали за вмешательство в Ливии и в целом долг по вмешательству в экстренной ситуации при возникновении преступлений против человечности…

— Какую именно роль должны были сыграть участники конфликта (европейцы и американцы), в частности в период «после» вмешательства? Вина лежит на ком-то конкретно или всех в совокупности?

— На всех. Демократию не выстроить за день. Если точнее, мне известны лишь два примера демократий, которые чудом возникли всего за пару дней, перешли от не знавшей ничего, кроме диктатуры, разрозненной и разношерстной толпы к полноценному республиканскому общественному договору. Речь идет о США и Израиле два века спустя. Во всех остальных случаях демократии требуется время. Это долгая и кропотливая работа. А это не вяжется со светским провиденциализмом, к которому мы так привыкли в наши легкомысленные и близорукие времена…

— Асимметричные войны (двух неравных по силе государств) стали отличительной чертой конфликтов XXI века. Не указывают ли заявления Обамы Fox News на реальную суть проблем этих войн? Не движемся ли мы к такой же ситуации в Сирии?

— Проблема с Сирией в том, что это антипод Ливии. Мы оказались неспособны даже на минимальное военное вмешательство, хотя оно, без сомнения, смогло бы остановить эскалацию, которая привела к кровопролитию, массовому исходу мигрантов, дестабилизации Иордании, Ливана, Турции и Европы на фоне противостояния подпитывающих друг друга братьев-врагов, Асада и ДАИШ. Что я могу сказать насчет неудачи?

Основная ответственность за нее лежит на Америке Барака Обамы. Это он, Обама, прочертил красную линию применения химического оружия. И он же после ее нарушения всего за несколько часов сделал резкий поворот и по непонятным причинам отказался от обещанной кары. А это подтолкнуло к продолжению бойни. Мощный стимул для ДАИШ. Серьезный удар по доверию к Америке в военно-политической сфере.

— Это признание вины Обамой должно послужить предупреждением для Франции, которая сейчас участвует сразу в нескольких конфликтах на африканском континенте?


— Франция правильно поступила в Африке. Нужно признать заслугу Олланда в том, что он здесь не пошел на уступки «пацифистам» из своего лагеря. Однако военных операций действительно недостаточно. Необходимо поддерживать политическое и нравственное восстановление стран, которым мы помогаем вырваться из когтей исламизма. Разумеется, некоторые станут вопить о колониализме. А среди левых обязательно найдутся те, кто скажет: «С учетом империалистического прошлого Франция не может позволить себе слишком долго оставаться в Мали в Центральноафриканской Республике». Но это глупость. Потому что времена изменились. Все эти политические инструменты должны быть пересмотрены. Мы вступили в эпоху, когда самый опасный империализм исходит от радикальных исламистов и их халифата…

— Если рассмотреть пример Китая, который распространяет свое влияние далеко за пределы собственной географической зоны, воздерживаясь при этом от активной военной деятельности (тут мы не имеем в виду его отношений с соседями по поводу морских границ), является ли военное вмешательство наилучшим способом утверждения мощи державы и изменения ситуации в другом регионе мира?

— Китаю всегда было свойственно такое отношение к истории. Он никогда не был империалистической державой, и я не вижу предпосылок для этого сегодня. Кроме того, речь сейчас не об этом. Мы обсуждаем не войны, которые ведутся ради мощи и изменения ситуации, а проводимые (Ливия) или непроводимые (Сирия) вмешательства ради спасения человеческих жизней и остановки кровопролития. Когда других вариантов не остается, когда все остальные средства исчерпаны, я поддерживаю такие вмешательства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.