Богуслав Соботка произнес речь на тему «Вызовы будущему ЕС. Взгляд из Центральной Европы». В ней он упомянул основные кризисы, которым в последнее время противостояла или противостоит Европа: долговой, затем аннексия Крыма и война в Восточной Украине, волна беженцев из Сирии, террористические акты на европейской земле. Соботка добавил, что эти потрясения у многих жителей континента вызвали страх, который помог выдвинуться, а некоторых даже привел в парламенты, — националистам и радикалам всех мастей.


Соботка заявил, что ни одно государство не может противостоять упомянутым кризисам в одиночку и изолированно, что делает сотрудничество со странами, которых объединяют единые ценности, еще более значимым. Помимо союзов в эпицентре событий, Соботка видит поддержку в евроатлантических связях, которые необходимо «сохранить и не ставить под сомнение», как это делают на обоих берегах Атлантики. И здесь Соботка произнес фразу, которую многие идеологические соратники Соботки в Западной Европе считают ересью: «Я не могу себе представить архитектуру безопасности Европы без Североатлантического альянса».

Это была ожидаемая речь премьера, который позиционирует себя как сторонник евроатлантизма. Соботка никого ничем не поразил, и эта речь вскоре забудется. Он сказал то, что должен был сказать. Однако первоначальная версия, которую за день до выступления получили чешские журналисты из делегации, была другой. Выступление было примерно на четверть длиннее, и в нем была самостоятельная и очень интересная часть о России.

В ней Соботка ясными словами осуждал режим Владимира Путина. Его «экспансию» премьер назвал «риском для всего мира» и отверг тезис о том, что на Россию можно рассчитывать как на стратегического партнера. Глава чешского правительства в этой части критикует арест и приговор украинской летчице Наде Савченко и добавляет, что если и можно в море плохих новостей найти хоть одну хорошую, то она о европейских санкциях против России, и о том, что они по-прежнему действуют: «Пока Россия не начнет исполнять свои обязательства по минским договоренностям, со стороны ЕС будут действовать санкции».

«Диалог и сотрудничество имеют свои ограничения. Их можно удерживать на определенной границе, за которой вопросы уже не обсуждаются, ведь иначе мы бы потеряли сами себя. Я считаю, что подобного единения (…) российское руководство не ожидало», — добавляет Соботка. Здесь он тоже не сообщает ничего нового. Но все равно в пределах двух тысяч знаков он однозначно и конкретно говорит то, чего в Чехии не услышать, или то, что тонет в массе других комментариев.


В речи политика, который полтора года назад колебался в вопросе утверждения санкций из-за лобби чешских компаний, экспортирующих в Россию, и собственные депутаты которого называют украинский режим фашистским, а глава государства ездит в Москву, где обещает, что санкции вскоре снимут, важно прочитать о том, что именно единодушные санкции против российского режима он считает единственно правильным делом в украинском кризисе.

Речь писали секретарь Соботки Томаш Проуза, заместитель министра иностранных дел Якуб Кулганек и другие, и все они утверждают, что вычеркивать части пришлось из-за нехватки времени. Якобы выступление было слишком длинным, и Соботка не хотел отнимать время у последующего обсуждения. Так же впоследствии ответил журналу Respekt и сам премьер: «Речь, которую написали мои сотрудники, была слишком длинной, а также довольно скучной, поэтому нам пришлось ее сокращать», — написал Соботка в смс.

По его словам, подробно о Савченко он говорил на европейском уровне и даже «заставил» председателя Европейского совета Дональда Туска публично призвать к освобождению украинки (и это правда). Что касается санкций, то Соботка ожидал, что о них пойдет речь на дискуссии (так и произошло). «Но, главное — я не хотел, чтобы затерялась основная мысль о сохранении атлантического сотрудничества», — добавил Соботка.


Председатель правительства, однако, мог бы сократить другие части, например ту, где описывается нынешнее состояние Европы, потому что просвещенная публика в Брукингском институте, несомненно, знакома с положением. Соботка убрал самое интересное и самое важное в свете его цели, потому что североатлантические связи лучше всего поддержать, открыто одобрив то, что делают сами США, и что вместе с ними делаете вы (американцы первыми ввели санкции против России, и их перечень шире европейского).

Напрашивается предположение, что, возможно, Соботка находится под давлением наших экспортеров обрабатывающих станков, и в связи с тем, что санкционный режим будут вновь обсуждать в июне, он не хотел открывать свои карты. Однако в действительности все может быть еще проще. Богуслав Соботка действительно мог рассудить так, а поэтому и сократить текст, как сам описал.

Однако слова о том, что антироссийские санкции — дело правильное, могли бы пережить «сокращение» и теперь ясно прозвучать дома. Возможностей для этого у премьера будет огромное количество.

Сокращенная часть речи в Брукингском институте


"Война в Сирии и связанный с ней миграционный кризис — не единственная проблема, которая возникла за границами ЕС, и с которой ЕС нужно справиться. Бои идут не только на юге нашего континента, но и на востоке. Экспансия России — риск не только для Европы, но и для всего мира. Современное российское руководство становится все более непредсказуемым и убеждает нас в том, что с ним все реже можно иметь дело как со стратегическим партнером.


Аннексия Крыма была явным нарушением международного права, и принять ее нельзя. Также для нас неприемлема военная поддержка сепаратистов в Восточной Украине и гибридная война, которую развязала Россия в этой части мира. Смешанные и гибридные угрозы представляют серьезную опасность. Они по сути незаметны, зачастую их невозможно приписать конкретному государству или врагу, но они наносят удар по нашим самым уязвимым местам. С этим открытым обществам бороться очень трудно.

Позвольте мне в этой связи упомянуть дело Нади Савченко, украинской летчицы, которую захватили в плен пророссийские сепаратисты, а затем передали россиянам. Ее задержание и приговор являются не только нарушением минских договоренностей, но и очередной попыткой России сбить украинцев с их проевропейского и продемократического пути реформ.

Но если в море плохих новостей и можно найти хоть одну хорошую, то это реакция ЕС на события на Украине. Вот уже более двух лет мы в Европе справляемся с единым посланием России и при этом серьезно — как политически, так и экономически — поддерживаем Украину. Я не могу отрицать, что интересы отдельных стран-членов в отношении России различаются.


Но, несмотря на это, мы способны договориться о самом главном: пока Россия не начнет выполнять свои обязательства по минским договоренностям, со стороны ЕС будут действовать санкции. Европейский Союз выстроен на диалоге, на протянутой для рукопожатия руке, на поиске партнеров и сотрудничестве с ними. Это главный девиз ЕС. Однако оказывается, что диалог и сотрудничество имеют свои ограничения. Их можно удерживать на определенной границе, за которой вопросы уже не обсуждаются, ведь иначе мы бы потеряли сами себя. Я считаю, что подобного единения и способности действовать совместно российское руководство не ожидало".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.