После ежегодной прямой линии с Владимиром Путиным, которая в сущности представляет собой транслируемую в прямом эфире демонстрацию всех наихудших черт российской политической системы, было принято говорить о его неослабевающей популярности среди россиян. В течение последних нескольких месяцев многие издания публиковали более или менее похожие заметки. Даже «Экономист», один из самых решительно антипутинских англоязычных журналов, прокомментировал его «непоколебимую» популярность.

С одной стороны, те, кто публикует подобные комментарии, несомненно, правы. По любым меркам, которые нам только доступны, рейтинги Путина остаются действительно очень высокими. В марте Левада-Центр, одна из самых надежных независимых аналитических организаций в России, установила, что его рейтинг одобрения составляет 82%. Многие политики национального масштаба готовы душу продать за рейтинг одобрения в 82%.

С другой стороны, каким бы высоким рейтингом ни казались эти 82% на первый взгляд, эта цифра все же заметно ниже того рейтинга, который был у него в недавнем прошлом. Обратите внимание на график, на котором представлены изменения его рейтинга популярности начиная с 2000 года.

В этом ракурсе уровень поддержки Путина в 2016 году уже не выглядит чем-то исключительным: он очевидно ниже пиковых значений 2015 года и даже частично ниже уровней 2007 и 2008 годов.


Как это можно объяснить? Отчасти это объясняется действием законов тяготения: у рейтингов всегда есть некий довольно твердый потолок, и, вероятнее всего, Путин слишком сильно к нему приблизился в 2015 году. То, что сначала растет, неизбежно должно начать снижаться, и с математической точки зрения, бесконечный рост его рейтинга был просто невозможен.

С другой стороны, недавнее снижение рейтинга является не только проявлением математических законов: можно рассказать довольно простую и интуитивно понятную историю о том, почему россияне могут обижаться на своего президента. На самом деле эта теория сводится всего к одному слову: экономика. В сущности, никого не должно шокировать, что Путин потерял несколько процентов своего рейтинга, учитывая, что зарплаты населения снизились примерно на 10%, а экономика уже больше года пребывает в состоянии рецессии.

Это вовсе не значит, что некое восстание в духе взятия Бастилии неизбежно, и что разъяренные толпы недовольных россиян выплеснутся на улицы Москвы, чтобы свергнуть правительство. Как я уже отмечал выше, 82% — это очень высокий показатель одобрения по сравнению не только с рейтингами лидеров других стран, но и прошлыми рейтингами самого Путина.

Но мне все-таки кажется, что новые данные опросов доказывают, что нормальные законы политики на самом деле действуют в России, по крайней мере в определенной мере. Экономика переживает тяжелый период, и правительство становится менее популярным, как и следовало ожидать. К рейтингам Путина слишком часто относятся как к некой тотемической, неизменной константе, как к данным, которые подготавливаются в каких-то неведомых лабораториях и которые почти никак не связаны с политической реальностью в России. Сказать с уверенностью, действительно ли это так, невозможно, особенно если вспомнить о периоде спада популярности Путина с 2009 по 2013 год, в результате которого его рейтинг одобрения постепенно снизился до 60%.

Если внимательно посмотреть на эти данные, становится ясно, что посткрымский всплеск националистической эйфории наконец стихает. Гораздо более сложный вопрос заключается в том, что будет дальше, но, вполне вероятно, времена заоблачно высоких рейтингов уже остались в прошлом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.