Итак, кампания подготовки к британскому референдуму в июне о том, продолжит ли Соединенное Королевство членство в ЕС, официально началась.
Неофициально она, естественно, велась давно. И вот, в начале заключительного рывка, обе стороны устрашающе близки: последний опрос общественного мнения показывает, что 43% хотят остаться в ЕС, в то время как 42% желали бы выхода Британии из ЕС — «Brexit». Случиться может всякое. И когда у человека есть такой печальный опыт по части референдумов о членстве в ЕС, как у меня, есть все основания начать кусать ногти в страхе, что все пойдет не так.

Самое интересное, что нас — тех, кто считают, что будет «не так», если британцы уйдут, в Дании подавляющее большинство. И не то, чтобы датская любовь к ЕС и народная поддержка Евросоюза — или политический интерес партий, которым следовало бы быть более собранными — так уж впечатляют. Но тем не менее, мы вошли в ЕС вместе с британцами, и, несмотря на все сложности и конфликты интересов, мы воспринимаем их как единомышленников, когда речь идет об обеспечении мирного и демократического развития в Европе.

С другой стороны Атлантики тоже наблюдается большая озабоченность в связи с риском выхода британцев из ЕС. На следующей неделе президент Обама отправляется с визитом в Англию. Он будет завтракать с королевой в Виндзорском замке, проведет совместную пресс-конференцию с премьер-министром Кэмероном и встречу в ратуше с молодыми британцами.

Будет ли он вмешиваться во внутренние британские дела и что-либо говорить о предстоящем референдуме? Пресс-секретарь Белого дома сказал, что президент собирается высказываться, только если его спросят, и только в качестве друга.

А если не спросят?

На всякий случай пресс-секретарь Белого дома дал понять, как американцы смотрят на возможность Brexit: это ослабит британскую экономику. Это ослабит британское влияние на международную политику. И это ослабит ЕС.


Что касается экономических вопросов, то с американской стороны был задан вопрос, каково будет британцам оказаться вне торгового соглашения между ЕС и США, о заключении которого ведутся переговоры? (Это в том случае, если он не будет саботирован голландскими анархистами, которые сейчас стремятся закрепить успех, достигнутый на референдуме по поводу договора с Украиной, и требуют проведения плебисцита о торговом соглашении с США. Они уже начали собирать подписи. Это не должно быть проблемой, случиться может всякое — пока в Голландии не поймут, что демократия некоторым образом связана с умением контролировать процесс).

Один из руководителей Национального совета по безопасности США (NSC) — Чарльз Капчан (Charles Kupchan), однако, ясно дал понять, что особую озабоченность вызывают геополитические проблемы. «Если Соединенное Королевство будет продолжать играть более активную роль в международных делах, чем позволяют размеры страны, это должно происходить в духе мультилатерализма и работы в команде — т. е. в качестве члена ЕС».

Американцы заранее обеспокоены тем, что европейцы — слабый партнер в ситуации, когда перед нами стоят большие вызовы.

Все более агрессивная Россия, которая вооружается. Ближний Восток и давление со стороны беженцев и мигрантов. Это если называть наиболее актуальные.

Когда президент Обама несколько дней тому назад откровенно сказал, что он жалеет об одном: что США не вмешались в развитие ситуации вокруг Ливии, в этом замечании был подтекст: европейцы там наворотили дел, потому что им было позволено все делать самим, в то время как США «руководили из-за спины».

Интересно, будет ли Обама делать то, что может, чтобы убедить британцев сказать «Да» во время голосования 23 июня.

Противники явно опасаются, что его услышат. Лидер партии сопротивления ЕС, Партии независимости Соединенного Королевства (ПНСЛ) Найджел Фарадж (Nigel Farrage) сказал об Обаме, что он «самый антибританский американский президент в истории».


И хотя Фарадж известен политическим остроумием — достаточно прочитать его утреннее интервью Financial Times в прошлые выходные, где он в процессе разговора входил во все больший раж — мы знаем из горького опыта, что в кампаниях, имеющих отношение к ЕС, многие люди с готовностью проглотят самые гротескные утверждения.

© AP Photo, Frank Augstein
Сторонник выхода Британии из ЕС раздает листовки


Британские противники ЕС используют аргумент, что позиции Великобритании будут сильны и вне ЕС благодаря «особым отношениям» («special relationship») с США.

Обама, вероятно, вежливо обратит внимание на то, что особые отношения существуют, пока британцы делают свою часть работы: а именно — обеспечивают европейское единство.

И вообще: «особые отношения» — уязвимое место британцев. И мы неоднократно видели это в новейшей истории, когда они сталкивались с действительностью.

Более 50 лет тому назад произошло весьма поучительное событие, которое это иллюстрирует.

5 декабря 1962 года Дин Ачесон (Dean Acheson), весьма уважаемый министр иностранных дел в правительстве Трумэна в послевоенные годы, выступал с речью в военной академии в Вест-Пойнте.

Именно там он произнес знаменитую фразу:

«Великобритания потеряла империю и еще не нашла для себя надлежащей роли».

И он сухо констатировал, что, если Соединенное Королевство попытается играть роль какой-то особой сверхдержавы — независимой по отношению к прочей Европе и основывающейся на «особом отношении» к США, или роль лидера «содружества» без политической структуры, единства и силы — обнаружится, что эта роль уже сыграна.

Реакция Лондона была истерическая. Там говорили об «ударе в спину», и премьер-министр Гарольд Макмиллан выступил с официальным заявлением о том, что Ачесон совершил «ту же ошибку, что и многие другие на протяжении последних 400 лет — в том числе, король Испании Филип, Луи XIV, Наполеон, кайзер Вильгельм и Гитлер», а именно: недооценил британцев.

А его преемник Гарольд Вильсон заявил в Палате общин, что «Мистер Ачесон — «человек, который потерял свое министерство иностранных дел и еще не нашел для себя надлежащей роли».

Сказано было довольно остроумно — прозвучало почти так же, как мог бы высказаться в данной ситуации Черчилль. Но подобная реакция показала, что Ачесон ударил по больному.

Британское величие в международной политике сегодня неразрывно связано с членством в ЕС. Выход страны из ЕС — плюс последующий разрыв унии Шотландией — уменьшит британское влияние на мировую политику настолько, что сохранение за ней постоянного места в Совете Безопасности ООН станет хорошей шуткой.

Самое время Фараджу и Ко осознать, что реальность именно такова.

Следует также подумать и над тем, что Обама поддерживает «Да», а Путин — «Нет».

Об авторе:

Уффе Эллеманн-Йенсен (Uffe Ellemann-Jensen) — блоггер, пишущий о международной политике. Министр иностранных дел Дании в 1982-1993 гг. и один из виднейших политиков Дании на протяжении многих лет, Эллеманн много знает о руководителях разных государств, он входит в руководство многих международных организаций и аналитических центров, занимающихся исследованиями внешней политики. В течение целого ряда лет он выступает также постоянным комментатором газеты Berlingske Tidende.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.