Книга Ари Шавита об Израиле «Моя земля обетованная» стала бестселлером в США. Сам он называет ее мучительным любовным письмом к еврейской родине с ее триумфами и трагедиями.

Семья Ари Шавита (Ari Shavit) происходит из английского высшего класса и имеет долгую сионистскую историю. Сам он сражался на израильской войне, после чего стал борцом за мир и защитником прав человека. Он пишет влиятельную колонку в либеральной газете Haaretz, где, по его собственной словам, представляет своего рода подпольную оппозицию и не скрывает патриотических взглядов. Но это не мешает ему критиковать Израиль.

Здесь обнаруживаются отчетливые и сложные противоречия и моральные дилеммы, которые кажутся неразрешимыми, но именно они и дают Израилю его очарование. Ари Шавит уловил это в своей новой книге «Моя земля обетованная. Триумфы и трагедии Израиля».

Книга стала бестселлером в США, а также получила одобрение в еврейских кругах. С другой стороны, она вызвала критику. Перед официальным выходом одна глава была опубликована в журнале The New Yorker. В той главе Ари Шавит рассказывает о массовых убийствах жителей арабского города Лидда израильскими солдатами в 1948 году.

Это трагическое событие он назвал «черным ящиком сионизма» и описал его как некий первородный грех. Критики уверены, что история Шавита пошла не тем путем, поскольку существуют достоверные объяснения, что солдаты Израиля сделали то, что сделали, под впечатлением от угроз со стороны арабских сил. Кроме того, автор, по мнению критиков, забывает об арабских «черных ящиках», например, сотрудничестве их лидеров с нацистами и бегстве 700 тысяч изгнанных евреев с арабской территории.

— Что вы ответите на критику, Ари Шавит?


— Мы должны смотреть на нашу историю трезвым и критическим взглядом. Действительно, были жестокие времена, и бесчисленные группы населения пострадали. Но это не освобождает нас от ответственности, и мы должны признать, что в арабской трагедии есть и часть нашей вины. Это не значит, что я преуменьшаю триумф сионизма и успех Израиля. Когда критики говорят, что им не хватает более широкой картины убийств в Лидде, я могу им ответить, что вся моя книга — широкая картина. Да, арабы совершали ужасные вещи, и евреи тоже. Мы должны уметь посмотреть в глаза зверю.

— Не станет ли это преуменьшением морального значения сионистской борьбы за родину всех евреев?


— Не для меня. У бездомных евреев было право вернуться на родину. Это был справедливый проект, и я не вижу здесь никакой дилеммы. Но мы должны понимать, что евреи неправильно оценивали палестинцев, а палестинцы неправильно оценивали евреев. Это как греческая трагедия с несчастным концом.


Жизненно важное место


— Подзаголовок книги — «Триумф и трагедия Израиля»?


— Да, моя книга — это личная история, критичный и субъективный взгляд на Израиль. Ошибки страны очевидны, но это не мешает мне видеть красоту Израиля, и я очень люблю эту страну. Я там родился и вырос, и знаю, что разоблачить все клише и понять, каким фантастическим триумфом стало создание этого жизненно важного места, можно лишь изобразив все проблемы, промахи и исторический фон. Триумф сионизма в том, что он дал постоянную родину бездомным евреям. Но также и во многом другом, например, в свободной и демократической стране с развитыми технологиями и творческой культурой.
В книге Ари Шавита изображен ряд израильтян с невероятными судьбами. Они показаны на фоне мрачной истории евреев в Европе и арабских странах, но общий тон оптимистичен, потому что жизнь большинства людей сложилась хорошо, несмотря на все трудности и катастрофы.

— Если бы вам, несмотря на все положительные стороны в книге, пришлось выбирать главную слабость Израиля, то что бы это было?


— То, что все эти жизнеспособность и творческая энергия не укоренились в политике, где нам очень не хватает лидеров такого толка. Я был близко знаком с бывшим премьер-министром Ариэлем Шароном (Ariel Sharon), и он, несмотря на все его слабости, походил на прежних лидеров, таких как Ицхак Рабин (Yitzhak Rabin). Но вот нынешним лидерам не хватает смелости рисковать. Они жертвы нашего успеха. Из-за наших достижений и нашего военного превосходства политики, и, вероятно, население, полагают, что мы можем обойтись без помощи посторонних. Но это не так.

— Вы пишете о третьем пути между старым крылом борцов за мир и современными правыми политиками. Что за третий путь?

— По-моему, величайшей ошибкой прежних политиков была оккупация и застройка арабских земель. Они не понимали, что это станет угрозой нашей собственной политической жизни. Оккупация подрывает нашу демократию. А величайшей ошибкой левых стала вера в мир, которого не было и еще долго не будет. Конфликт не завершен, особенно если мы откажемся от Западного берега Иордана. Я между теми, кто хочет сохранить Западный берег, и теми, кто заставил людей поверить, что мы покинем оккупированные территории и заключим мир.

Мессианские утопии


— И каково ваше решение проблемы?


— Решение двух государств, когда палестинцы тоже получат государство, а мы не будем воображать, что это даст нам мир.

— Не к этому ли стремится большинство израильтян?


— И да, и нет. Потенциально большинство израильтян, и я в том числе, хотят этого. Но почти все знают, что мессианские утопии как от правых, так и от левых разрушатся, и они предпочитают решение двух государств, которое, однако, следует проводить очень осторожно. К несчастью, наше политическое руководство непригодно для подобной политики. Левые очень слабы, поскольку раскол региона и варвары сделали их политику еще менее эффективной. Она с самого начала была наивной. А правые не собираются отдавать достаточно. Нам нужен центр, который сочтет, что третий путь — единственное возможное решение. Политика должна быть дальновидной. Ближе всего мы к ней подошли при власти Ариэля Шарона, когда войска Израиля вывели из Газы.

— Да, и все закончилось Хамасом и ракетами против Израиля. Этого хотите?


— Это действительно была серьезная проблема, но мы ушли, что положило начало серьезному и прагматичному движению. Но прежние политики, например, Ципи Ливни, не стали продолжать этот курс. Они вернулись в лагерь сторонников мира с их утопиями".

— Существует неравенство между Израилем и Европой. Европейские лидеры оказывают на Израиль давление, пытаясь заставить его покинуть занятые территории. Израиль обвиняет Европу в наивности и бессмысленных нападках. Как вы думаете, Европа осознала необходимость третьего пути?

— Нет, совершенно нет. Европейские лидеры продолжают рассуждать о Ближнем Востоке так, как будто мирный договор не за горами, и Израилю достаточно отдать занятые территории, чтобы воцарились мир и покой.

 

Суровое соседство

— Что вы предлагаете делать Европе?


— Перестать осуждать и шантажировать Израиль, понять, что Израиль и так под давлением и является необходимым партнером в суровом соседстве. Побудить Израиль осторожно делать маленькие шаги".

— Может, европейцы хотят сказать, что уже делают их?


— Я так не думаю. Франция планирует направить весь спор в ООН, но из этого определенно ничего не выйдет. Только декларации, которые еще больше ожесточат израильтян. Лидеры ЕС говорят, что Израиль должен отдать Голанские высоты, захваченные в 1967 году. Кому отдать? Сирии, которой не существует? Европейцам не хватает реалистического представления о Ближнем Востоке. В глубине души они знают правду, но отказываются встретиться с реальностью лицом к лицу. Отказываются видеть, что террористическая организация Хамас сильна и угрожает Израилю. Отказываются видеть, что палестинский лидер Махмуд Аббас в 2014 году отверг реалистичное предложение мира. Отказываются понимать, что арабы — нереалистичный партнер для заключения мира.

— Но вы все равно остаетесь оптимистом?


— Да, потому что Израиль — это чудесная страна с невероятными людьми. Мы не ангелы и не демоны, мы совершили множество ошибок. Я написал эту книгу, чтобы показать ошибки, понять страну и идти дальше«.

— Израиль будет поглощен Ближним Востоком и станет еще одной ближневосточной страной?

— Нет, мы разные. У нас более высокие требования к собственной морали, и я не сравниваю нас с палестинцами. Поэтому не настаиваю, чтобы палестинцы последовали нашему примеру, критически оценили свою историю и описали свои «черные ящики». С самой первой страницы моя книга — это любовное письмо к Израилю, любовь, которая причиняет мне боль.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.