Петер Креко относится к тем аналитикам, которые исследуют в Европе пропутинские настроения европейских радикальных партий. В поисках материалов для исследований ему не приходится покидать Будапешт. Одна из таких партий работает в парламенте его страны. Партию Jobbik давно подозревают в том, что ее деятельность оплачивается российскими рублями.

Об этом знают чехи, знают и словаки, да и в соседней Венгрии ситуация та же. Там тоже существуют «альтернативные» сайты, которые доносят до читателей «скрываемую правду», которой традиционные СМИ и политические партии утаивают. Подобных сайтов, открыто превозносящих политику Кремля, так же, как и у нас, в Венгрии стало намного больше после российской аннексии Крыма.

В чем Венгрия отличается, так это в связи парламентской партии с Кремлем. В целом доказано, что донором радикальной правой партии Jobbik является Москва. Как работает эта связь? И как правящая партия Fidesz премьера Виктора Орбана превратилась из антироссийской в пророссийскую? На эти вопросы отвечал в интервью порталу Neovlivní.cz Петер Креко, директор будапештского института Political Capital Institute.

Neo: В прошлом году евродепутаты проголосовали за мониторинг венгерского правительства, которое, по их мнению, угрожает демократии в стране. Его упрекают в ксенофобской риторике в отношении беженцев, в действиях, ограничивающих работу неправительственных организаций, в давлении на СМИ, а также выражается обеспокоенность в связи с независимостью судов. Что же, собственно, происходит в Венгрии?

Петер Креко: Вообще мы являемся свидетелями снижения качества демократии. С одной стороны, качества и независимости институтов, а с другой — качества в общей правительственной риторике и подходе к социальным и политическим вопросам. Премьер Виктор Орбан еще до того, как прийти к власти в 2010 году, заявлял, что хочет создать нечто вроде «области центральной власти» или «системы национального сотрудничества», которая могла бы оставаться у власти минимум 20 лет. Эта цель и шаги, которые к ней ведут, по своей сути антиплюралистические.

— Метод правления Орбана принято называть термином «нелиберальная демократия». Часто ее приравнивают к модели, по которой Владимир Путин управляет Россией. Правильный ли это взгляд на предмет?

— Венгрия не достигает уровня российской автократии, но направление движения схоже. В некоторых областях, таких как, например, пропаганда в государственных СМИ, правительственная зависимость поста прокурора, риторика в отношении Запада, Соединенных Штатов и неправительственного сектора крайне похожи. Но в других областях не все так плохо. Например, критика правительства в частных СМИ звучит все громче. И это несмотря на правительственные усилия сдерживать медиапространство.


— Какие отношения у Венгрии с Россией были в прошлом?


— С точки зрения истории венгерско-российские отношения были напряженными. В 1849 году Россия подавила в Венгрии борьбу за свободу и то же самое проделала в 1956 году. Общественное мнение по этим вопросам разделилось. Но в общем можно сказать, что оппозиционные партии более критично отзываются о России до тех пор, пока не попадают в правительство: тогда их отношение меняется — и наоборот. Fidesz (правительственная партия — прим. ред.) не исключение. В 2008 году, когда у власти находился пророссийский социалист Ференц Дьюрчань, Орбан резко критиковал Путина. Тогда Орбан говорил, что «по Европе бродят путинские щенки». Сегодня же он делает из Венгрии страну, которая от России зависит больше, чем была при всех прошлых правительствах. Практически в любом политическом вопросе премьер лояльно служит российским интересам.

— Совсем недавно, в феврале, Владимир Путин и Виктор Орбан говорили о «старой и надежной дружбе», которая связывает страны. Это дружба по расчету, скажем во имя торговли, газа, ядерной энергетики, или же тут нечто большее?

— Конечно, свою роль тут играет прагматизм. В конце концов, любое правительство, учитывая энергетическую зависимость своей страны, должно стремиться к корректным отношениям с российским руководством. С 2010 году общий торговый оборот с Россией принципиально не изменился. И даже перед введением санкций ЕС против России так называемая политика «открытия на Восток» не была особенно успешной.

Более серьезной проблемой я считаю то, что правительство, построив новую электростанцию, увеличило энергетическую зависимость страны от России. И то, что Орбан одобряет Россию как политическую модель, о чем он, в частности, заявил в печально известной речи в Баиле Туснад. (В международной летней школе в румынском городе Баиле Туснад Орбан, произнося речь, высказался на тему беженского кризиса, и известность получили его фразы о том, что он «хочет, чтобы Европа осталась европейской», что «подлинная серьезная угроза» исходит не из зон военных конфликтов, а из «глубин Африки» — прим. ред.) Защищая Россию и служа ее геополитическим интересам, а также постоянно критикую Запад, Орбан нарушает важное правило венгерской внешней политики, которое действовало со времен падения прежнего режима. Правило о приоритете трансатлантических отношений.

— Спорное строительство АЭС «Пакш» было одобрено в прошлом году благодаря голосам оппозиционной партии Jobbik. Эта партия, как и Национальный фронт Ле Пен во Франции, болгарская «Атака» и греческая «Золотая Заря», в печати часто связывается с финансовыми поступлениями из России. Это всего лишь домыслы, или существуют реальные подтверждения того, что в случае Jobbik все так и есть?

— Нам точно известно, что евродепутат от Jobbik Бела Ковач в настоящее время подозревается в шпионаже в пользу Москвы. В партию он пришел в 2005 году и стал ее самым важным финансовым спонсором: считается, что деньги поступают из Москвы. Его русская жена, кстати, Ковач — ее третий супруг, что для консервативного политика немного странно, подозревается в связях с российскими спецслужбами. (Светлана Истишинова, возможно, была агентом КГБ и посредством браков с влиятельными мужчинами получала иностранное гражданство — прим. ред.). Сама партия Jobbik превратилась из изначально антироссийской в пророссийскую после того, как Ковач стал лидером партии по внешней политике и начал организовывать поездки в Москву. никаких прямых доказательств у нас нет, но у нас множество причин, чтобы подозревать Jobbik в российском финансировании.

— А зачем россиянам поддерживать ультраправых в Венгрии?

— Россия заинтересована в слабой, а не сильной Европе. Из тесных связей с ультраправыми и левыми партиями Россия извлекает три основных выгоды. Во-первых, это дестабилизация Европейского Союза, стран-членов и трансатлантических отношений. Во-вторых, таким образом российской публике обеспечивается легитимизация внутренней политики игроками из-за рубежа. И, в-третьих, распространяется дезинформация и собирается информация с помощью этих партнеров.

— Сталкивалась ли Венгрия с распространением прокремлевской информации через различные альтернативные СМИ, которые добавляют эти сообщения в статьи о разного рода конспиративных теориях?

— Конечно. С начала украинского кризиса это крайне актуально. В особенности в социальных сетях.

— Какие темы передаются и распространяются?


— Речь идет о специфической комбинации бульварных сообщений о знаменитостях и лайф-стайл новостей, конспиративных теорий и наглой кремлевской пропаганды. Отдельные страницы на Facebook распространяют ненавистнические высказывания, нацеленные, прежде всего, против беженцев, а также открыто призывают к ревизионизму.

— И какова цель всего этого?

— Как я уже говорил, цель состоит, прежде всего, в дестабилизации и ослаблении доминантного европейского и западного медиапространства.

— Оказывают ли они вообще какое-то реальное влияние на формирование общественного мнения? Или все это, скорее, маргинальная деятельность?

— Особенных успехов они добиваются среди молодежи. Я не хочу безосновательно что-то утверждать, но только представьте, что одна из самых видных страниц Facebook этого типа, Titkolt Hírek, имеет более 70 тысяч «фолловеров». Для страны с населением в десять миллионов это достаточно много. Свои новости они подают по тому же рецепту, который использует Russia Today: пропаганда смешивается с легким «бульварным» содержанием.

— Некоторые специалисты утверждают, что проблема заключается на в «российской пропаганде», которая лишь использует ситуацию, а в недостатке доверия к институтам и отечественной политике. Каково ваше мнение?


— Я полностью с этим согласен. Недавно мы опубликовали исследование под названием «Доверие в Европе», которое показало резкий спад доверия к политическим институтам. Российская пропаганда, которая торгует недоверием и цинизмом, сегодня в Европе падает в благодатную почву.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.