От всеобщего внимания не должна ускользать фраза в духе «все мы не без греха», которую в интервью газете «Известия» употребила Мария Захарова, официальный представитель российского министерства иностранных дел, пригрозившая Турции судьбой Османской империи: «Мы не идеальны, но мы готовы работать с тем, что вызывает озабоченность международного сообщества. Мы объясняем нашу позицию. Мы используем для этого все законные методы и действуем конструктивно».
Действительно ли ситуация соответствует той, о которой говорит Захарова? Россия готова работать с волнующими международное сообщество вопросами? Или же Россия сама — один из источников этого беспокойства? Какие конструктивные шаги к настоящему моменту сделала Россия? Что на самом деле понимается под «конструктивной ролью» России? 


Начнем с двух последних вопросов. Единственное, что Россия хорошо умеет делать конструктивно, — прибегать к «радикальному решению». А главный используемый при этом инструмент — исторически доказанная «грубая сила», которой она опять же лучше всего владеет. Пример? Решение чеченской проблемы, российско-грузинская война 2008 года, наконец, захват Крыма и инициативы на Восточной Украине. Ее более ранние меры здесь даже не нужно перечислять.

Недавно из прессы мы узнали, какие «конструктивные шаги» министр иностранных дел России Сергей Лавров намерен сделать в случае включения Швеции в состав НАТО. Присоединение Швеции к альянсу Лавров рассматривает как его приближение к российским границам и совершенно четко заявляет о готовности предпринять необходимые военные меры в этом случае.

Да, Россия — угроза не только для Турции, но и для всего мира, и прежде всего своего ближнего зарубежья. Для страны, которая говорит, что для выживания и защиты своих интересов она в случае необходимости не воздержится от применения ядерного оружия первой и что новая международная система будет построена на основе грубой силы, Захаровой предстоит провести гораздо большую работу по убеждению.

Так ли невинен «мишка»?

В сущности, для того, чтобы понять цели российской внешней политики в новый период, более чем достаточно увидеть символ России. И пусть двуглавый орел не вводит вас здесь в заблуждение. Я имею в виду не его. Образ, о котором я говорю, — «медведь» (называемый в России «мишкой»), который вышел на передний план во времена царской России и СССР. Хотя русские связывают символ медведя с «героизмом», даже это во многом показывает, насколько они оторваны и далеки от мира с точки зрения восприятия. Вы можете подумать, что под названием «медведь» миру преподносится «панда»…


О том, что это не так и что подразумевает этот символ медведя, очень хорошо знает постимперское и постсоветское пространство и прежде всего ближнее зарубежье России. Главное беспокойство здесь — попытки «новой России», имеющей такой символ, вернуться в зоны своего былого влияния, а также вопрос выживания региона на 25-м году обретения независимости.

Этот регион отдает себе отчет в том, что «большая игра» в Евразии переходит в новую стадию, и силовая борьба, которая в последние годы продолжается по оси Северная Африка — Ближний Восток, смещается на Кавказ и в Среднюю Азию через ось Прибалтика — Черное море — Каспий. Конкретные признаки этого давно проявлялись в «обманных атаках ИГИЛ» от Афганистана до границ Туркмении.

Последний знак был дан с Кавказа в ходе войны между Азербайджаном и Арменией. То, что Туркмения с самого начала заняла сторону Азербайджана, дало немаловажный сигнал о том, что значат войны в этом регионе и каким будет выбор Туркмении в этой ситуации. Точно так же выпад президента Казахстана Назарбаева незамедлительно расценили как еще одну реакцию, указывающую на восприятие угрозы в регионе. И последнее заявление президента Киргизии Алмазбека Атамбаева следует рассматривать в одном ряду с этими шагами.

«Гибридные войны» в Средней Азии?

Заявление, сделанное Атамбаевым 9 мая в Бишкеке по случаю церемоний, посвященных памяти жертв Второй мировой войны, имеет немалое значение. Киргизский лидер говорил о появлении нового современного фашизма в России: «71 год назад мы вместе встали против германского фашизма. Сейчас же нас начинает беспокоить новый современный фашизм, поднимающий голову в России».

Но это не все заявление. Атамбаев произнес буквально следующее: «В годы войны сотни тысяч беженцев из России нашли кров в Киргизии. Киргизские семьи делились с ними последним куском хлеба. Впоследствии многие из беженцев стали гражданами Киргизии. В нашу страну прибывает много беженцев. Я напоминаю о зле современного фашизма, который сегодня возникает среди российских граждан».

Если вспомнить военные интервенции, которые Россия осуществила в последнее время (особенно грузинский и украинско-крымский кризисы) под предлогом присутствия этнических русских или «русских», которым она заранее раздала российские паспорта, можно увидеть, что беспокойство и «упрек» Атамбаева отнюдь не несправедливы.

С другой стороны, мы также помним, что Атамбаев, столкнувшийся с необходимостью сделать это «предупреждение», занял сторону России в самолетном кризисе 24 ноября, чем глубоко разочаровал Турцию. Но то, что Атамбаев, хотя и только сейчас, сумел увидеть «возвращение мишки», конечно, имеет большое значение. А это главное…

Становится очевидно, что на последний выпад Атамбаева повлияли протесты, начавшиеся в Казахстане из-за земельной реформы. Назарбаев предупредил казахский народ о том, что события в Казахстане являются повторением «украинского сценария». Атамбаев знает, что, если падет Казахстан, то падет и весь регион, и прежде всего Киргизия. Поэтому весь регион, в том числе и он сам, начинает громко ставить под сомнение тот факт, что Россия — действительно надежный союзник.

Если снова вернуться к заявлению Захаровой… Да, конструктивные шаги России налицо, и регион, ближнее зарубежье крайне признательны (!) ей за них.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.