«Если однажды связался с допингом, трудно завязать с ним», — говорит Владислав Журавлев. Сотрудник телекоммуникационной фирмы посещает эксклюзивную  фитнес-студию World Class в Московском Олимпийском дворце спорта. Это песчаного цвета бетонный дворец и напоминание об Олимпийских играх в Советском Союзе 1980 года. Сегодня здесь, в обширном комплексе с бассейном, гимнастическими залами и фитнес-студиями, занимаются не только профессионалы, но и любители,  как, например, этот коренастый человек: Журавлев в свободное время занимается  боксом.

Проведение Олимпийских игр в советское время было событием политического (связанного с бойкотом) значения, Зимние игры в Сочи в 2014 году явились миллиардным по затратам политическим спектаклем. Разоблачения, касающиеся предположительной замены проб мочи российской спецслужбой ФСБ в 2014 году и последующего крупного российского допинг-скандала, лишь подливают масла в огонь.

У России много врагов

Не то чтобы Журавлев хотел бы оправдать прежние российские допинг-скандалы. «Допинг — это плохо», — говорит он. Однако последние обвинения бывшего руководителя антидопинговой лаборатории Григория Родченкова выглядят сильно "притянутыми за уши". Если бы, по крайней мере, был обвиняющего характера документ или признание вины, а так что? «Тут, мне кажется, задействована политическая подоплека, — говорит боксер. — Кому-то не нравится, что Россия стала сильной страной».


Не один Журавлев настроен столь скептически. Менеджер в олимпийском комплексе говорит о политических играх, обвинения Родченкова в фальсификации такого масштаба кажутся ей «надуманными». И 34-летний тренер по фитнесу Евгений также скорее думает о заговоре СМИ и политиков, чем о правдивости обвинений.

Мельдоний, как, по крайней мере, здесь утверждается, не является истинным допинговым препаратом. Он якобы лишь помогает в процессе восстановления, и в этом, следовательно, ничего дурного нет. И кроме того, как говорит Евгений: «Допинг — это не российский, а международный феномен».

Все это лишь «антироссийская кампания»

В Москве искажают факты? Или это традиция манипуляции, о которой много говорят и которая якобы присутствует на спортивных аренах России? Лишь честное расследование обвинений Родченкова может внести ясность. Фактом,  однако, является и то, что с определенного момента есть неоспоримые доказательства манипуляций в российском спорте. Была положительная допинг-проба теннисистки Марии Шараповой в начале года, в марте — ее официальное признание в приеме мельдония. В среду в Лондоне она должна дать показания. Звезда подобной величины в этой афере может дешево отделаться. А вот случится ли это со всеми получившими дисквалификацию легкоатлетами, чья судьба будет решаться 17 июня в Вене, остается под вопросом. В 2014 году Россия стала страной с самым большим числом случаев применения допинга; согласно статистике ВАДА — 148 случаев.

Первая реакция властей оказалась весьма агрессивной: «клеветой перебежчика» назвал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков все обвинения. Песков объяснил, что пока нет решения, поедет ли Владимир Путин 5 августа в Рио-де-Жанейро на открытие Летних игр. Министр спорта Виталий Мутко также отверг все обвинения как «абсурдные», Игорь Ананских, член спортивного комитета Госдумы, заявил об «информационной войне». Короче говоря: в самой России к теме относятся как к антироссийской интриге; общественность, похоже, принимает эту стратегия.

Нерешенным остается вопрос, как можно создать в России эффективную систему антидопингового контроля. Если влияние на контроль извне будет отвергнуто на государственном уровне, то это будет означать призыв к действию и для боксера-любителя Журавлева: «Если политика вмешивается в дела контроля спортсменов, то такое влияние следует исключить». Благое пожелание.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.