В октябре 2015 года, сразу после того, как Россия осуществила военное вмешательство в сирийский конфликт, журналисты в Нью-Йорке осадили министра иностранных дел Сергея Лаврова. Они просили его объяснить, как отличить террориста в Сирии от «умеренного» оппозиционера. Такой комментарий из уст Сергея Лаврова понадобился после того, как русские заявили, что не считают некоторые воюющие в Сирии оппозиционные группы «умеренными».

Лавров без особой охоты ответил журналистам следующее: «Если покажется, что та или иная группа действует как террористы, используют методы террора в своей борьбе, то это и есть террористы». Разъяснение Лаврова, данное в октябре прошлого года, относительно того, кого Россия относит к террористам, сегодня оказалось очень кстати. Четыре дня назад агентство «Рейтер» опубликовало результаты своего частного расследования о том, как российские спецслужбы решали вопросы безопасности в преддверии Олимпийских игр в Сочи в 2014 года. Российские власти опасались, что доморощенные экстремисты попытаются устроить атаку во время соревнований, поэтому они всеми силами побуждали их покинуть страну, во многих случаях «помогая» им перейти границу. Российские спецслужбы предоставили им поддельные паспорта и обеспечили «зеленый коридор», благодаря которому террористы могли беспрепятственно направиться в Турцию, а оттуда в Сирию, чтобы примкнуть к воюющим там террористическим организациям. Между тем российские власти отрицают, что когда-либо запускали «программу», в рамках которой помогали боевикам покинуть страну.


Ошеломляющие результаты расследования агентства «Рейтер» основаны на показаниях шести россиян, которые покинули страну и примкнули к рядам террористов в Сирии. Однако они представляют собой ничтожную часть тех, кто перебрался воевать на Ближний Восток из России. Агентство приводит официальные данные российских спецслужб. В частности, директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации и председатель Национального антитеррористического комитета Александр Бортников сообщил, что в декабре 2015 года около 2900 россиян направились воевать на Ближний Восток. Агентство также цитирует слова Екатерины Сокирянской, старшего аналитика Международной кризисной группы, независимой организации, работающей над разрешением конфликтов. По ее словам, «русский — третий язык в ИГИЛ после арабского и английского». Она также заявила, что «Россия — один из основных поставщиков боевиков». «До Олимпиады российские власти не препятствовали отъездам, и большое количество бойцов уехало. Перед Олимпиадой стояла очень четкая краткосрочная задача — обеспечить безопасность игр… В какой-то момент закрыли глаза на отток радикальной части молодежи туда».


Вопрос, который возникает в свете сказанного: если Россия ни при чем, и это очередная провокация против нее, то как получилось, что российские спецслужбы не заметили оттока 2900 радикально настроенных граждан со своей территории?! Почему в данном конкретном случае Россия не воспользовалась применительно к этим людям «мерилом», обозначенным Лавровым? Может быть, России стоит прекратить настаивать на том, что в Сирии она борется с терроризмом? Ведь все говорит об обратном! Ливанский террорист Мустафа Бадр Ад-Дин, недавно убитый в Сирии, в 1985 году был приговорен к смертной казни в Кувейте, но бежал из тюрьмы в Ливан, а по некоторым данным даже находился некоторое время в США. Он выступал основным координатором военных операций между сирийским режимом и Россией. В ливанской организации «Хезболла» он занимал пост главы подразделения специальных операций за рубежом и присутствовал на всех совещаниях рядом с Башаром Асадом. Не является ли все это заговором против сирийцев со стороны Асада, Ирана и России? Вопрос, разумеется, риторический!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.