Знаменитый советский диссидент Владимир Буковский отрицает выдвинутые ему в Англии обвинения в хранении детской порнографии. По его мнению, британцы попали в ловушку российских спецслужб.

«Я сражаюсь за самое ценное — мое доброе имя. Это все игры кагэбэшников. Иначе я этого объяснить не могу», — говорит Буковский. Бывшего советского диссидента, который уже почти полвека живет в эмиграции в Великобритании, обвиняют в изготовлении и хранении детской порнографии. Он сам утверждает, что пал жертвой провокации российских спецслужб за беспощадную критику политики Владимира Путина и распространение правды о смерти другого врага российского президента и своего давнего друга — Александра Литвиненко. На самом деле рассматривается два дела. Первое — это процесс по поводу «непристойных фотографий» с изображениями детей, которые полиция обнаружила в ноутбуке писателя. Он должен был начаться 16 мая, но откладывается в связи с состоянием здоровья 72-летнего Буковского. Второе — это иск самого подозреваемого, который говорит, что подвергся публичной клевете, так как, в частности, распространявшаяся информация о выдвинутых ему обвинениях не соответствовала действительности.

Речь идет, например, об утверждении, что фотографии он делал сам, из чего можно сделать вывод, будто он непосредственно участвовал в преступлениях против детей. «Такой подход нарушает принцип презумпции невиновности и разрушает мою репутацию, а также мешает моей защите», — объясняет Буковский, говоря, что чувствует себя, будто в романе Кафки.

«В попытке остановить эту грубую кампанию дискредитации в советском стиле и в надежде на традиционные для Британии правосудие и справедливость, я обратился в Высокий суд Лондона для защиты своего имени и репутации (…) Увы, как и многие другие традиции, эта традиция в Британии больше не существует. На протяжении уже восьми месяцев Высокий суд затягивает рассмотрение дела. Вместо этого прокуратура готовит некий показательный процесс, на котором будет вновь и вновь повторять те же безосновательные инсинуации и ту же возмутительную ложь — на радость кремлевским СМИ», — такое заявление Буковский опубликовал на сайте радио «Эхо Москвы» 20 апреля, когда в знак протеста объявил голодовку. «Органы юстиции уже трижды переносили слушание дела о клевете. А для меня важно, чтобы оно состоялось перед основным процессом, поскольку в противном случае решение по первому не будет объективным», — объясняет диссидент.

Обменяли хулигана

«Владимир Константинович считает, что он борется с системой, а голодовка — это единственный метод той борьбы, которая знакома ему еще по диссидентским временам», — говорит Мария Слоним-Филлмор — многолетняя знакомая Буковского, работавшая в 70-е годы журналистом русской секции BBC. Через ее лондонский дом прошла тогда огромная часть российской эмиграции, в том числе разоблачитель психушек Буковский.

На Запад он попал в 1976 году, после того, как его обменяли на вывезенного из Чили лидера чилийских коммунистов Луиса Корвалана. По случаю этого обмена родилась даже частушка: «Обменяли хулигана на Луиса Корвалана. Где б найти такую ***, чтоб на Леню [Леонида Брежнева] поменять?»


В словах, что он стал легендой борьбы с коммунизмом в СССР, нет ни капли преувеличения. В советских психушках, тюрьмах и лагерях он провел в общей сложности 12 лет. Несмотря на преследования Буковский упорно распространял информацию о советской репрессивной психиатрии, с которой ему довелось столкнуться лично. Именно в советских пенитенциарных учреждениях он не раз прибегал к голодовкам, поскольку, как он говорит, другого способа отстаивать свое мнение у него не было.

Корвалан отнюдь не был мелкой рыбешкой, а западные разведки не занимались в те времена благотворительностью. Буковский был для них ценным приобретением. Уже в эмиграции он написал книгу «И возвращается ветер», в которой изобличал существующий за железным занавесом режим. Это была одна из тех публикаций, которые открывали глаза западной общественности. Ее читали также польские оппозиционеры в ПНР. «Система, построенная на однопартийном правлении, неизбежно будет рождать Сталиных и не сможет их потом устранять, она всегда будет уничтожать попытки создать оппозицию, альтернативу», — писал Буковский.

Для советской стороны он был просто «хулиганом», ведь она не могла признать, что преследует его только за инакомыслие. Бывший диссидент навсегда остался бескомпромиссным человеком, далеким от политкорректности. Мир для него был черно-белым, разделенным на добро и зло, без полутонов. Возможно, поэтому уже в новые времена Запад перестал ценить его в роли интерпретатора происходящих в России перемен. Еще при Ельцине, в начале 1990-х, Буковский ненадолго приезжал в Россию, чтобы заняться копированием документов из советских архивов. «Их скоро закроют снова», — говорил он тогда, а окружающие недоумевали. Но прав оказался он. Сегодняшняя Россия отказывает Буковскому в своем гражданстве, считая его предателем.

Сам диссидент говорит, что Советский Союз никогда не умирал, а путинская Россия стала его продолжательницей. «За 70 лет существования СССР и 50 лет холодной войны Запад ничему не научился. Сейчас он вновь стал слабым, а его понимание мотивов и действий Москвы равно нулю», — с горечью резюмирует он.

Его претензии и критика этим не ограничиваются. Буковский никогда не скрывал своего негативного отношения к ЕС и говорил, что на месте Советского не должен был появляться Союз Европейский. В Польше он был любимцем правых кругов и часто давал интервью изданиям Najwyższy Czas! или Gazeta Polska. Он всегда критиковал компромисс польского «Круглого стола», а после крушения президентского самолета 10 апреля 2010 года осуждал правительство «Гражданской платформы» за то, что оно «отдало следствие россиянам», и обвинял Путина во лжи на тему смоленской катастрофы (однако не в организации покушения).

С точки зрения сегодняшних российских лидеров список его провинностей велик. Мало того, что Буковский неутомимо доносил на Советский Союз и ненавидел коммунизм, много лет он состоял в дружеских отношениях с сотрудником российской разведки Александром Литвиненко, который эмигрировал в Англию в 2006 году и был убит радиоактивной отравой. Буковский давал показания на процессе по делу об этом убийстве, выдвигая обвинения в адрес российских спецслужб и Владимира Путина.

В 2008 году при поддержке части демократических кругов он попытался принять участие в российских президентских выборах. Шансы у него, возможно, были невелики, но стать кандидатом ему не дали по «формальным причинам».

Борис Немцов, Владимир Буковский и Валерия Новодворская на съезде «Союза правых сил»


Если он действительно пал жертвой кремлевского заговора, то почему спецслужбы взялись за него только сейчас, когда, с их точки зрения, он уже не представляет никакой опасности? «Кто может понять логику, которой они руководствуются? Литвиненко тоже убили тогда, когда он в принципе все рассказал», — говорит Буковский.

Мария Слоним, как и все друзья писателя в России и на Западе, не сомневается в его невиновности. В кругу бывших советских политзаключенных родилась акция в поддержку Буковского. В появившейся в интернете петиции, которую на настоящий момент подписали шесть тысяч человек, они требуют, чтобы британская юстиция еще раз беспристрастно изучила его дело, намекая, что она могла пойти на поводу у людей Владимира Путина.

Друзья Буковского безуспешно стараются уговорить его прекратить голодовку. «Он всегда был и остается очень упрямым. Но мы все боимся за его здоровье. Такая голодовка может окончиться трагически», — говорит Слоним. В 2015 году Буковский перенес в Германии сложную операцию на сердце и провел в больнице четыре месяца. «Я старый больной человек, но у меня нет другого выхода, чтобы защитить свое доброе имя», — говорит он. Буковский надеется, что ему удастся привлечь внимание общественности, а это склонит суд быстрее рассмотреть его иск.

Это невозможно смыть


Вину Буковского определит Британский суд. Но даже если диссиденту удастся доказать свою невиновность, это не значит, что его доброе имя будет очищено. Такого рода обвинения приклеиваются к человеку навсегда. «В этом суть клеветы, это процесс, который невозможно повернуть вспять, о чем знают спецслужбы. Но что делать, они борются с нами всеми возможными способами. Я к этому уже привык», — говорит Буковский. В иске, который был подан год назад, его адвокаты писали: «Моральная репутация была самым ценным активом, приобретенным за 72 года его жизни».

«Я думаю, мой протест не останется незамеченным, что я провожу его, подрываю свое здоровье не зря», — говорит Буковский. Но, рассчитывая на массовую реакцию в западном обществе, он может обмануться в своих ожиданиях. В его защиту, конечно, выступают друзья, круги прежних диссидентов, представители демократической среды, несколько тысяч людей, которые, подписывая интернет-петицию, напоминают о его безупречном моральном облике. В западной прессе появилось несколько статей, в том числе объемная публикация в британской The Guardian. Но правда такова, что самые незначительные новости из Кремля вызывают сейчас больший интерес, чем судьба бывшего борца с коммунизмом.

Буковский осознает, что он снова вступил в неравный бой, но не собирается отступать: «В мои диссидентские времена у нас был такой тост: выпьем за наше безнадежное дело!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.