Россия всеми средствами пытается добиться во внешней политике той же значимости, которую она имела во времена холодной войны. Долгое время ее лидерство ограничивалось попытками восстановить сферу влияния в соседних государствах после распада Советского Союза. Страна не побоялась применить военные средства,  как, например, при аннексии Крымского полуострова на Украине или ранее, в войне с Грузией.

За счет вмешательства в сирийский конфликт Москва чувствует себя укрепившейся на международной арене и пытается разговаривать на равных с ЕС и США. Незадолго до встречи министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе Москва снова подчеркнула претензии на геополитическое влияние в Европе и потребовала от западного военного блока закрепленных договором гарантий.

Итак, путь к длительному миру — это соглашение с Путиным?

Эксперты по России  в преддверии встречи министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе осторожны в своих ожиданиях. «Москва за счет договора хочет обеспечить  себе право участия в европейской политике безопасности и укрепить свое влияние на Украину. Но это будет невозможно», — заявил Штефан Майстер (Stefan Meister) из Германского общества международной политики (DGAP).

Уступки невозможны из-за той роли, которую России играет в ситуации на Украине

Это невозможно хотя бы потому, что Россия рассматривает Украину как «объект», а не как независимое государство. «На Украине, однако, живут и действуют игроки, которые сами хотели бы определять свое будущее», — говорит Майстер. Хотят ли они делать это в сотрудничестве с НАТО или нет, другой вопрос. «То, что Россия хочет получить гарантии того, что активной интеграции Украины в ЕС не будет,  следующая проблема».


Самым крупным препятствием на пути политически безопасного сотрудничества НАТО с Россией Майстер назвал «глубокое недоверие». Это никоим образом не связано только с ростом вооружений в России или ее деятельностью на Украине, в Грузии или Сирии. НАТО также — благодаря вооружению балтийских государств — способствует росту неуверенности в России. «НАТО обсуждает модернизацию своего вооружения и присутствия в балтийских государствах, Россия проверяет способность Североатлантического альянса реагировать», — заключает Майстер.

По словам эксперта по Восточной Европе, невероятно сложно на подобном этапе говорить о доверии, поскольку Россия постоянно блокирует предложения по решению проблем и принятие создающих доверие мер, — в особенности в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Гернот Эрлер (Gernot Erler): «Самая большая проблема — это невероятно возросшее число российских военных учений»


Правда, имело бы смысл и дальше обсуждать специфические вопросы военного характера, прежде всего, в совете Россия — НАТО, ибо в настоящий момент нам нужна любая платформа для переговоров, добавил Майстер в беседе с FOCUS Online. «Большая опасность, однако, в том, что в конце концов все стороны затянет в новый виток эскалации, в котором конфликты могут выйти из-под контроля», — добавляет Майстер. — Однако следует искать какие-то рамки, которые позволят найти решения открытых вопросов безопасности как внутри, так и вне существующих на сегодняшний день организаций«.

Гернот Эрлер (Gernot Erler) (СДПГ), уполномоченный по связям с Россией в германском правительстве, считает поиск новых рамок решения принципиальных вопросов безопасности делом полезным. Правда, это находится в «списке приоритетов, который мы должны проработать, не более того». Россия сперва должна выказать свою готовность сделать шаг навстречу. «Самая большая проблема в настоящее время — невероятно возросшее число российских военных учений, — замечает Эрлер. — Инциденты, как, например, сбитый над Турцией российский военный самолет, ни в коем случае не должны повториться. Почти ежедневно то тут, то там взлетают перехватчики, чтобы сопровождать российские самолеты и предотвратить подобный инцидент».

Самое важное поэтому — начать в отношении России «контролируемую деэскалацию», заявил Эрлер FOCUS Online: «Если это нам не удастся, то повторный инцидент, такой как подбитый истребитель, может привести к возникновению весьма опасной напряженности».

Альтернативы совету НАТО — Россия Эрлер в настоящее время также не видит: «Совет был основан в 2002 году. Российская сторона не удовлетворена тем, что ее в Совете лишь информируют. Поэтому заверение министра иностранных дел тем важнее, что Совет должен интенсивней вести свою работу», — продолжает Эрлер.

Совет Россия— НАТО нужно еще раз собрать перед встречей лидеров государств НАТО в Варшаве

Эффективность совещательного органа можно было бы, наверно, доказать еще раз перед встречей лидеров государств НАТО, которая будет проходить 8 и 9 июня в Варшаве. «Правда, нет еще конкретного срока, но перед тем следует еще раз собрать Совет. Там у НАТО будет шанс развеять тревогу России в том, что касается размещения новых объектов систем ПРО в Польше и Румынии».

Как и Эрлер, Штефан Мартин (Stefan Martin) из DGAP также не рассчитывает на то, что НАТО сможет предложить России на встрече министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе закрепленные в договоре гарантии безопасности. По его словам, это невозможно и ввиду той позиции, которую Россия заняла в Сирии. Как отметил Мартин, правда, верно то, что конфликт более невозможно решить без участия России: «Но помимо того, что число жертв среди гражданского населения из-за российской интервенции еще больше возросло, Россия слишком часто использует такие конфликты как в Сирии, вместо того чтобы работать над их решением. Они ведь не борются с ИГ, а используют конфликт, чтобы отвлечь внимание от проблемы с Украиной».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.