Идея российского империализма — проблема не только Украины, но и всего человечества, такое мнение высказал один из авторов Декларации о государственном суверенитете Украины 16 июля 1990 года, экс-народный депутат Украины I, II и IV созывов, диссидент и советский политзаключенный Степан Хмара.

 

Комментируя заявление последнего президента СССР Михаила Горбачева о том, что он так же бы отобрал у Украины Крым, будучи российским президентом, Хмара отметил: «Вас это удивляет? Вы не найдет в российском эшелоне политика, который бы думал иначе. Который бы не был отравлен этой имперской идеей фикс — вечной идеей российского империализма, агрессивностью и экспансионизмом. Эта психология заложена в их природе. Почему украинцы и москали абсолютно не совместимы психологически. Только сейчас наш народ начинает прислушиваться к тому, что им давным-давно говорили украинские националисты».

 

По мнению диссидента, такая вражда будет длиться до тех пор, пока россияне не будут поставлены на место. «А пока москали ненормальные. И это проблема не только Украины, но и всего человечества. Такая агрессивная зараза — не только наша проблема. Потому меня нисколько не удивляет, что сказал Горбачев. Это политика российской души — московита», — добавил Хмара.

 

По словам экс-нардепа, украинцев столетиями пытались уничтожить, используя пропаганду — мол, мы братья, мы — часть российского народа. «Но мы не должны быть идиотами. В то время как наш президент Петр Порошенко говорит, что можно решить вопрос дипломатическо-политическим путем, он таким образом ведет нас к капитуляции», — считает Хмара.

 

По его мнению, Михаил Горбачев хотя и называется демократическим президентом, но на деле все обстояло совсем иначе. «Мне пришлось быть в последней волне политзаключенных, так вот запомните, в политических лагерях в 1986 году был самый страшный режим. Он был направлен на наше поступательное физическое уничтожение. Поэтому заключенные были вынуждены прибегнуть к забастовке. Невозможно было терпеть, потому что были абсолютно нарушены любые предписания тюремного режима».

 

По словам Хмары, на Горбачева давил Запад, и он был вынужден отступить. Критическая точка наступила на встрече в Рейкьявике (В октябре 1986 года Горбачев и Рейган встретились в Рейкьявике. На ней были обсуждены конкретные формулы радикального сокращения ядерного оружия, предложенные советской стороной.— прим. ред.), когда президент США Рейган отказался разговаривать на тему сокращения ядерных вооружений до решения Горбачевым вопроса о судьбе политзаключенных. «Когда Горбачев ему ответил: «А у нас нет политзаключенных», Рейган ему сказал, что говорить им тогда не о чем. Если бы не было этого великого политика Рейгана, то мы бы сегодня с вами не разговаривали», — считает экс-нардеп.

 

По мнению Хмары, Горбачев всегда лицемерил — с одной стороны, улыбался, а в  это время душил. «Сейчас происходит то же самое. Мы видим это на примере Надежды Савченко — захватили на нашей же территории, сфальсифицировали обвинения… Если не сломается, пусть хоть надломится — это для них принципиально важно. А она оказалась образцом украинского офицера, волевым человеком, мощным камнем. Надломить ее не удается, потому и не отпускают. Они думали, склонит она голову, скажет: «Выпустите, я больше не буду», им этого было бы достаточно».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.