Кандидату от «зеленых» удалось лишь с минимальным перевесом одержать победу на президентских выборах в Австрии. Рады вы тому или нет, стоит в любом случае проанализировать то послание, которое отправил Европе австрийский электорат 22 мая 2016 года. Кричать о наступлении так называемой «националистской заразы» бессмысленно. На фоне впечатляющих результатов Норберта Хофера (49,7% голосов во втором туре всеобщих выборов, то есть на 14% больше, чем в первом) давайте попытаемся сохранить холодную голову.

Прежде всего, нужно отмести в сторону два главных политических мифа. Первый гласит, что Австрийская партия свободы Хофера является ультраправым движением. Как и Национальный фронт во Франции, АПС на самом деле к ультраправым не относится. Обе партии не ставят под сомнение государственные институты своих стран. Настоящих ультраправых и ультралевых активистов объединяет презрение к представительным демократиям, в которых они живут. Они мечтают силой свергнуть их. Генерал Буланже и Поль Дерулед были ультраправыми, как Ленин и Троцкий — ультралевыми. Когда Жан-Мари Ле Пен поддержал покушение подполковника Бастьена-Тири на Шарля де Голля, тем самым он записал себя в ряды ультраправых. Инженер Норберт Хофер и адвокат Марин Ле Пен, без сомнения, играют в игру действующих институтов и представляют правых националистов, а не ультраправых. Второй миф касается предполагаемой связи между плачевным состоянием экономики и голосованием за националистов. Активнее всего праворадикалов на выборах за последние шесть лет поддерживали в двух европейских странах: Австрии и Дании. При этом им обеим свойственен высокий уровень доходов на душу населения, низкая безработица и прекрасная система соцобеспечения.

Так, почему же австрийцы не поддержали кандидатов двух партий, которые с несомненным успехом руководили страной на протяжение более чем полувека (Социал-демократическая партия Австрии и Австрийская народная партия)? Результаты голосования австрийцев свидетельствуют о растущем неприятии мультикультурализма в Европе. Австрийцы — не большие ксенофобы, чем другие народы мира. Даже наоборот. В 1990-х годах они благожелательно приняли у себя беженцев из бывшей Югославии (кстати говоря, половина территории страны находилась под их управлением до 1918 года), будь то хорваты, сербы, боснийцы или косовары. Однако миграционный кризис 2015 года, без сомнения, поспособствовал подъему электоральной поддержки правого национализма. Австрийцам внезапно пришлось принять на своей территории (причем их согласия никто тут не спрашивал) 90 000 беженцев с Ближнего Востока, большинство из которых являются молодыми мусульманами, не говорят по-немецки и совершенно не знакомы с католической культурой Австрии. Смогут ли новоприбывшие ассимилироваться в австрийском обществе? Пока еще рано об этом судить. Однако в нынешних условиях информационной глобализации австрийцы поставили перед собой простой вопрос: где в Европе мусульманским массам удалось интегрироваться в общество?

16 октября 2010 года в Германии канцлер Ангела Меркель заявила о провале мультикультурализма в речи перед аудиторией из юных активистов ХДС. Система «мы живем рядом и радуемся этому» «полностью провалилась», подчеркнула она, добавив: «Мы ощущаем связь с христианскими ценностями. Тому, кто не согласен с этим, здесь не место». Ее выступлению предшествовала речь близкого политического соратника Хорста Зеехофера. Лидер баварского ХСС заявил, что Германии больше не нужны иммигранты из стран с другими культурами, вроде турок и арабов, которым «труднее» интегрироваться. Тогда лидеры немецких правых пытались найти ответ на книгу с ярым протестом против мусульманской иммиграции (и говорящим названием «Германия. Самоликвидация»), которую опубликовал бывший социал-демократ Тило Саррацин. Она разошлась тиражом в сотни тысяч экземпляров.

Хофера поддержали те австрийцы, которым пришлось совсем не по душе, что Меркель в сентябре прошлого года без консультаций с европейскими партнерами обратилась с небывалым призывом к ближневосточным мигрантам, заявив, что в Германии найдутся места для 800 000 беженцев.

На фоне нарастающего неприятия мультикультурализма в Европе осторожность призывает к тому, чтобы остановить появление новых мигрантов (приостановить воссоединение семей) и сделать все для интеграции нынешних.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.