Плененная украинская летчица Надя Савченко в среду утром вернулась, наконец, домой, проведя почти два года в заключении в России. Возвращение Савченко, ставшее результатом обмена пленными между двумя странами, имеет колоссальное значение для Украины — ведь избиратели страны избрали ее депутатом парламента, когда она находилась в российской тюрьме.

Освобождение Савченко не изменит основы украинского конфликта, и тем не менее, это весьма значительное событие для украинцев. Чтобы понять, почему, надо сначала узнать немного о Савченко — кто она такая, и почему ее задержание наделало такой переполох.

Савченко производила глубокое впечатление еще до того, как ее захватила Россия. Она была «первой женщиной, закончившей престижное авиационное военное училище на Украине» и летавшей на самолетах и ударных вертолетах, пишет московский корреспондент Telegraph Роланд Олифант (Roland Oliphant).

Когда в 2014 году на Украине началась война, Савченко решила принять в ней участие. Она оставила авиацию и пошла добровольцем в пехотное подразделение под названием «Айдар». В июне 2014 года батальон «Айдар» находился на востоке Украины и вел боевые действия с пророссийскими сепаратистами.

17 июня один из отрядов народного ополчения Донбасса взял Савченко в плен. Спустя несколько дней после ее пленения ополченцы опубликовали видео, на котором видно, как Савченко прикована наручниками к трубе. В начале июля появились сообщения о том, что ее перевезли в Россию, где она находится в заключении в ожидании суда.

Военнопленных обычно не судят. Однако Россия решила сделать из Савченко показательный пример. Москва заявила, что она корректировала огонь украинских войск, умышленно наводя его на двоих российских журналистов, которые были убиты в день ее захвата. 9 июля российские власти заявили о своем намерении судить Савченко по обвинению в убийстве и пересечении российской границы.

Скорее всего, это ложные обвинения. «Нет доказательств, указывающих на такие действия Савченко, — пишет на сайте Atlantic Council старший научный сотрудник Школы дипломатической службы Джорджтаунского университета Джеффри Гедмин (Jeffrey Gedmin). — На самом деле, Савченко была взята в плен за час до минометного обстрела, во время которого погибли журналисты Игорь Корнелюк и Антон Волошин, и это подтверждается регистрационными записями с ее сотового телефона».

Громкая реакция на Украине последовала незамедлительно. Президент Петр Порошенко назвал этот захват «нарушением всех международных соглашений», и если отбросить в сторону гиперболы, в его словах есть смысл. Савченко была военнослужащей, и как таковая, после пленения должна была получить статус военнопленной. Однако Россия делает вид, что никакую войну на востоке Украины она не ведет, а поэтому Савченко обыкновенная преступница, а никакая не военнопленная.

Таким образом, известная украинская военнослужащая была захвачена и предстала перед судом по неубедительным обвинениям, не имея мер защиты как военнопленная. Этот спектакль сделал захват Савченко символом российской агрессии на Украине, а сама Савченко стала символом сопротивления России.

В ноябре 2014 года украинцы в знак солидарности с Савченко избрали ее в парламент. На следующий год Петр Порошенко присвоил ей звание «Герой Украины», что является высшей степенью отличия в стране.

А в России над Савченко продолжался судебный процесс, хотя в феврале 2015 года было заключено соглашение о прекращении огня, получившее название «Минск-2», согласно которому все заключенные должны быть освобождены. Ситуация осложнилась в марте 2016 года, когда российский суд приговорил ее к 22 годам лишения свободы. Когда судья зачитывал приговор, Савченко пела украинский гимн, а потом объявила голодовку. Она делала это неоднократно во время заключения, что не могло не сказаться на ее здоровье. Как пишет AFP, к 18 апреля ее состояние «серьезно ухудшилось».

Примерно в это же время адвокат Савченко начал намекать, что вот-вот будет достигнута договоренность о ее освобождении. 25 мая эти намеки превратились в действительность. Савченко освободили и отправили в Киев, обменяв на двоих россиян, задержанных на Украине.

Соглашение об обмене заключенными, приведшее к освобождению Савченко, это определенно позитивное событие для Украины.

Украинский конфликт не удастся завершить военными средствами, по крайней мере, в обозримом будущем. Украинская армия недостаточно сильна, чтобы уничтожить поддерживаемых Россией сепаратистов, а Россия не хочет вводить крупную группировку войск для нанесения мощного удара по украинским военным. Единственный выход из этого конфликта — переговоры. А чтобы переговоры дали результат, необходимо убрать заметные препятствия, к которым можно отнести задержание Савченко.

Но проблема заключается в том, что таких мер недостаточно для разрешения основополагающей проблемы на Украине, какой являются непрекращающиеся боевые действия. После заключения в феврале 2015 года второго Минского соглашения периодически вспыхивают боевые столкновения, причем в основном их инициаторами являются поддерживаемые Россией силы. «Все указывает на то, что Россия пока не готова к урегулированию кризиса на востоке Украины, по крайней мере, на приемлемых для Киева условиях», — написал в своей февральской статье старший научный сотрудник Института Брукингса Стивен Пайфер (Steven Pifer).

В интересах России, отмечает Пайфер, поддерживать конфликт низкой интенсивности, периодически идя на эскалацию, когда Москве нужны уступки. «Это позволит Кремлю активизировать конфликт в перспективе, если он решит усилить давление на Киев», — пишет он.

Пайфер продолжает:

Таким образом, в обозримом будущем в Донбассе сохранится замороженный (или не очень замороженный) конфликт, когда не будет ни крупных боевых действий, ни полного перемирия. Переговоры по воплощению в жизнь минских договоренностей будут продолжаться, но без особого успеха».


За это время ничего не изменилось. «Минск не работает, — резко заявляет Пайфер в своей майской аналитической статье. — Прошло более 15 месяцев с момента подписания „Минска-2“, но украинские солдаты как и прежде гибнут под огнем противника».

Как всегда, проблема в намерениях России. Считает ли Путин, что активная поддержка сепаратистов по-прежнему в его интересах, или Украина стала для него трясиной, из которой он пытается выбраться? Здесь ключевой вопрос это российское общественное мнение. Логика путинской авантюры на Украине состоит в том, что эти действия очень популярны. А Путину необходимо разжигать такие националистические чувства, дабы укрепить свои слабые внутриполитические позиции.

Например, задержание Савченко российские средства массовой информации представили как наглядный пример того, что Россия защищает свои права и территорию от военных преступлений Украины. Такого рода националистическая пропаганда имеет большое значение для Путина и для его режима.

Да, хорошо, что Путин больше не ощущает потребности в усилении напряженности по этому конкретному вопросу. Но основополагающие мотивы конфликта — связь между украинской авантюрой России и внутренней легитимностью Путина — не претерпели никаких изменений. А пока это так, даже столь заметные и резонансные шаги к примирению как освобождение Савченко вряд ли изменят ситуацию к лучшему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.