Украинская летчица и депутат Надя Савченко вернулась из российской тюрьмы намного раньше, чем предписывал ей недавний, раскритикованный Западом, судебный вердикт. Обстоятельства ее освобождения подсказывают варианты общения демократического мира с Москвой.

Разумеется, Савченко оказалась на свободе не из-за сиюминутного прилива прежде невиданных гуманных чувств в Кремле. Дело в рациональных соображениях, которые привели Владимира Путина к решению закончить эту историю сейчас — с минимальными потерями, чем продолжать ее, ясно осознавая, что больше из заключенной Савченко ничего не выжать. Понятно, что Россия в этой сделке заплатила больше, чем Украина, ведь летчицу обменяли на двух российских офицеров.


Они не настолько значительны, чтобы Киев, отпустив их при нынешних обстоятельствах, замарал себя, но в то же время их военной принадлежности достаточно, чтобы напомнить о давней путинской лжи, что Россия не отправляла никаких военнослужащих своей армии в соседнее государство. Также имел место судебный фарс, который вынес решение о мнимых преступлениях Савченко: наверное, было бы трудно еще нагляднее показать, насколько мало сама Москва ценит свою юстицию (в этом ничего не меняет даже дополнительная информация о том, что Путин встретился с родственниками журналистов, которые якобы погибли по вине украинки…).

Кто знает, как после возвращения на родину Надя отнесется к некоторым элементам украинской политики, и какое место в обществе она займет: случаи последних лет на Украине доказывают, что грань между положением национального героя и подонком — особенно тонкая. Так или иначе дело Савченко показало, благодаря ее собственной величайшей смелости, что даже безнадежное попадание в политико-пропагандистско-юстиционные условия современного российского режима не обязательно будет иметь плохой конец. Достаточно приложить усилия, чтобы правитель Кремля понял, что в данном случае настаивать на своем бессмысленно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.