Какие выводы следует вынести из президентских выборов в Австрии? С чем мы имеем дело? Всплеском противодействия, который позволил поддержанному «зелеными» независимому кандидату Александру Ван дер Беллену победить с результатом 50,3% по итогам окончательного подсчета голосов? Или же предупреждением в связи с несомненным успехом ультраправого кандидата от «либеральной» АПС, который победил в первом туре с результатом в 35%, а во втором проиграл лишь с перевесом в несколько тысяч голосов?

Выборы главы австрийского государства не вызывали такого интереса со времен появления в Хофбурге (резиденция президента в Вене) бывшего генсека ООН Курта Вальдхайма, который, как оказалось, скрывал свое прошлое в Вермахте. Впервые с окончания Второй мировой войны в европейском государстве были все шансы на избрание всеобщим голосованием президента от ультраправой партии.

Две главных партии страны (СДПА и АНП), которые периодически сменяют друг друга в правительстве с 1945 года, потерпели сокрушительное поражение в первом туре 24 апреля. Кандидат от АПС Норберт Хофер, молодой и харизматичный зампред австрийского парламента, принес своей партии лучший результат за всю ее историю, на 14% опередив бывшего лидера «зеленых» Александра Ван дер Беллена, который выставил свою кандидатуру как независимый кандидат.

Голосование против, а не за

Мало кто возлагал большие надежды на 72-летнего профессора экономики, выходца из русско-эстонской семьи, протестанта в стране контрреформации. В перерыве между турами ни одна из двух крупнейших партий не обратилась к людям с призывом дать отпор ультраправым, чтобы тем самым не перечеркнуть перспективы возможного парламентского альянса с АПС. Другими словами, никакой республиканской дисциплины тут не было, только несколько заявлений от правых и левых политиков в поддержку Александра Ван дер Беллена. Пришедшая третьей бывший судья Конституционного суда Ирмгард Грисс выступила против АПС лишь накануне голосования.

Александру Ван дер Беллену удалось наверстать отставание с помощью своих избирателей из первого тура, появления 200 000 ранее проигнорировавших голосование граждан, а также трети электората Ирмгард Грисс и почти половине кандидата-консерватора. Его поддержали женщины (за него отдали голоса 60% австриек) и образованные люди (у 76% его избирателей есть по меньшей мере среднее образование). Он победил в городах, а его конкурент — в сельских регионах. Тем не менее даже поддержавшие его люди голосовали в первую очередь не «за», а «против». По данным опросов, 48% избирателей Александра Ван дер Беллена отдали свои голоса для него, чтобы не дать победить Норберту Хоферу.

«В любом случае, мы победили»

Тот признал поражение, но попытался скрыть разочарование за бравадой. «В любом случае, мы победили, — заявил он незадолго до оглашения результатов. — Есть только два варианта. Либо завтра я стану главой государства, либо через два года Хайнц-Кристиан Штрахе [лидер АПС] станет канцлером, а через четыре года я — президентом». Парламентские выборы должны состояться в 2018 году, и все опросы сейчас прочат АПС победу над СДПА и АНП. Политологи полагают, что успех Александра Ван дер Беллена лишь повысит шансы АПС, потому что австрийцы захотят восстановить равновесие политических сил.

Как бы то ни было, результаты австрийских ультраправых не стоит недооценивать, пусть даже их взлет и был остановлен, по крайней мере, временно. При этом сама АПС старается улучшить свой имидж. На прошлых президентских выборах шесть лет назад она потерпела сокрушительное поражение с кандидатом, который, как было всем известно, поддерживал связи с неонацистами. В этом году партия не стала повторять старой ошибки. Она сгладила свои самые кричащие черты, которые напоминали о временах заигрывания Йорга Хайдера с пережитками Третьего Рейха. Все это, однако, не помешало одному из идеологов партии Андреасу Мельзеру назвать Рейх менее придирчивым и, следовательно, более либеральным, чем Европейский Союз. В 2014 году ему же пришлось снять кандидатуру с выборов в Европейский парламент из-за заявлений о том, что ЕС — «сборище негров».

Отголосок миграционного кризиса


Норберг Хофер является почетным членом пангерманской студенческой ассоциации, однако радикальные заявления он оставил на откуп другим членам партии. Себя же он представляет глашатаем современного движения, которое заботится о мнении «настоящих людей» и критикует «систему», то есть сговор двух традиционных партий, что вот уже 70 лет делят власть, а также посты в государственных ведомствах и предприятиях.

Миграционный кризис дал толчок его рейтингам. С лозунгом «Австрия прежде всего» (он звучит несколько парадоксально для того, кто еще недавно высказывал сомнения насчет существования отдельной от немецкой австрийской нации) ему удалось привлечь на свою сторону всех тех, кто считают себя ущемленными глобализацией и опасаются социального демпинга. Они считают мигрантов угрозой для своих льгот и самосознания. Бывший канцлер от социал-демократов Вернер Файманн (он подал в отставку после первого тура президентских выборов) попытался создать заслон для АПС, закрыв австрийские границы для беженцев, однако тем самым лишь придал легитимности ее ксенофобским и антимусульманским лозунгам.

Подъем ультраправых в Австрии стал отражением тенденции, которая вот уже не первый год набирает обороты в Европе. Он относится к так называемому «альпийскому популизму», который проявляется, например, в Швейцарии с Кристофом Блохером и Италии с «Лигой севера». Он перекликается с успехами авторитарных и националистических партий в Центральной Европе: ПС Ярослава Качиньского победила в Польше, Виктор Орбан — в Венгрии, а в Словакии левый популист Роберт Фицо сформировал альянс с правыми ксенофобами. Он усиливает «антисистемное» движение по всей Европе, от Скандинавии до Средиземноморья (символический факт: в день второго тура австрийских выборов в парламент Кипра прошла ультраправая партия). Вырванная Александром Ван дер Белленом победа говорит, что подъему ультраправых в Европе можно дать отпор, но ее одной недостаточно, чтобы создать для них серьезное препятствие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.