Начнем с вопросов.

Изменится ли что-нибудь в политике Турции по Сирии?

Есть ли вероятность, что отношения Турции с Россией начнут смягчаться?

Может ли Турция, которая путем крайне тяжелых операций сопротивляется терроризму внутри страны и под видом терроризма попытке «внутренней оккупации», в дальнейшем обратиться к другой стороне границы?

На все эти вопросы мы можем ответить «вероятно, да».

Мы даже можем сказать, что так и должно быть, нужны перемены и новая дорожная карта, это уже стало необходимостью.

Возьмем дело в свои руки

Последние сигналы, поступающие изнутри страны и из-за ее пределов, говорят о том, что во внешней политике Турции, прежде всего применительно к Сирии, произойдут некоторые изменения. Полагаю, эти сигналы подтвердятся. Как известно, и в нашей стране есть ожидания в этом направлении.

Но какими будут эти перемены? Мы пока не знаем. Детали, очевидно, скоро появятся. Те, кто ожидает, что Турция пойдет на уступки в сирийском вопросе, возможно, заблуждаются. Перемена — не значит шаг назад.

Может ли фраза «у нас будет меньше врагов и больше друзей» дать ключ к пониманию этих изменений? Или слова президента Эрдогана «мы возьмем дело в свои руки» могут указывать на новый период?

Поживем — увидим.

Но сирийский вопрос достиг такой стадии, что стал способен пошатнуть целостность Турции. Это реальный факт, исходя из которого мы должны делать необходимые шаги. Потому что изменилась суть вопроса.

Окружение и осада Турции с юга

От США до стран Европы, от Ирана до России возник фронт, направленный на «окружение Турции», на ее «осаду с юга».

Сирийская война превратилась в турецкую войну, Турция превратилась в открытую мишень.

Множество атак, начатых посредством Рабочей партии Курдистана (РПК), были спланированы не как терроризм, а как одна из стадий этой осады. Точно так же, как операция «Гези» и попытка государственного переворота 17-25 декабря.

Турция сегодня должна сделать то, что должна была сделать еще три года назад. Все наши проблемы внутри страны и тупик в сирийском кризисе происходят от того, что  этого не было сделано три года назад. В то время как Турция напрямую вовлечена в этот вопрос, многие страны открыто воюют в Сирии и держат нас в стороне.

Куда исчезли те, кто нападал на нас?

Сирийской войне мы уже отдали жизни многих наших граждан. Ни одна де-факто включенная в войну страна не понесла такого количества жертв, с каким столкнулись мы у нас на юго-востоке.

К сожалению, наши тревоги, о которых мы писали еще в тот момент, когда сирийский кризис едва вспыхнул, не были услышаны. Мы говорили о том, что решить кризис не удастся и за десять лет, что Сирия — региональный узел, развязать который просто, но завязать снова — очень сложно, что эта страна — Ливан, помноженный на десять.

Внешнюю политику страны, и особенно такой жгучий вопрос, как Сирия, нельзя было оставлять на милость небольших групп влияния, узких кругов, маленьких джамаатов, отдавать им ее в залог. Но это было сделано.

В то время на нас были направлены очень тяжелые атаки. Но тех, кто их организовал, сегодня не видно. Как и тех, кто в день проведения совместного заседания кабинетов министров в Анкаре приезжал к нам и говорил: «Мы начнем восстание в Сирии, поддержите нас».

Человеческая трагедия и моральная основа…

Со временем изменилась суть войны. Она стала человеческой трагедией. В период, когда города и села превращались в руины, совершались преступления против человечества, происходили массовые убийства, политические анализы утратили всякий смысл. На передний план вышла моральная основа, и на ней мы заняли (и будем занимать) сторону сирийского народа.

Сейчас, пусть и запоздало, пришло время вновь подумать о том, что нужно было сделать три года назад. Если мы не вмешаемся в процесс превращения Сирии во фронт, десятилетиями наносящий удары по Турции, завтра мы будем нести ответственность за цену, которую заплатит эта страна. Потому что каждый новый день будет порождать все более фатальные последствия.

Не ударим сегодня — завтра уменьшимся!

Что означают слова, которые неоднократно произносил президент Эрдоган: «Возьмем дело в свои руки»? Вероятность смягчения или прямого вмешательства? Дипломатические или военные инициативы?


Сейчас ожидаются перемены, и они будут. Полагаю, будет проведена большая работа в дипломатической сфере. А позиция Турции в области безопасности проявится при гораздо более четких акцентах и действиях.

Анкара будет все время помнить о том, как опасно вверять свое будущее международным институтам и воле и действовать, исходя из этого. Потому что она поняла, что такая передача — самоубийство, и именно эта воля посредством терроризма бьет по Турции внутри страны и в Сирии. Повторюсь, если мы сегодня не сможем сделать то, что должны сделать в сирийском вопросе, Турция уменьшится!

Что хочет сказать Путин?

Какими будут отношения с Россией? Отношения с этой страной тесно связаны с нашей позицией в Сирии и даже во многом определяют ее.

Последнее заявление российского лидера Владимира Путина в духе «давайте смягчим, но первый шаг пусть сделает Турция» нацелено не только на смягчение кризиса в отношениях с Турцией. Оно также указывает на стесненное положение, в котором находится Россия. Турция, по крайней мере сейчас, далека от вопроса извинений и компенсаций в связи с уничтожением российского самолета. Она говорит, что самолет нарушил турецкое воздушное пространство, Россию неоднократно предупреждали, и подчеркивает, что мы правы.

Более того, на саммите G20 в Анталье Эрдоган лично говорил с Путиным на тему нарушений нашего воздушного пространства, а российский лидер поручил министру иностранных дел Сергею Лаврову немедленно уладить этот вопрос. Но если учесть ситуацию, в которой сегодня находятся обе страны, то можно сказать, что свое недавнее заявление Путин сделал не просто так, и Турция восприняла эти слова всерьез.

Проблема с Москвой — не только «самолет»

Проблема Турции в отношениях с Россией — не только самолетный кризис, как многие полагают. Речь идет о том, что Россия откровенно заняла антитурецкую позицию в Сирии. Более того, проблема простирается еще дальше. Главным камнем преткновения стало то, что путинская администрация согласилась стать одним из главных действующих лиц стратегии «окружения Турции».

Хотя Москва планировала некий геополитический прорыв на Ближнем Востоке через Сирию, она выступала в качестве наемного убийцы Ирана, действовала заодно с западными странами, вела скрытую войну против Турции. То, что Путин предпочел «враждебный» Турции фронт вместе с Ираном и Западом, станет одним из самых серьезных расколов в многовековой истории отношений двух стран.

Для России угроза придет со стороны Запада

Русские должны задуматься над этой ситуацией. Потому что для России приоритетный вопрос — не Сирия, а границы с Европой. Прибалтика, Восточная Европа. Угроза, которая ударит по России, последует со стороны Запада, а не от Турции.

Русские также должны задуматься над тем, что процесс распада Советов не завершился. Сведение счетов с Россией не закончилось и не закончится. Сейчас идет созревает «план второй волны распада», и этот процесс идет систематически. Придет время — и он будет реализован.

Какие цели Путин как партнер плана «окружения Турции» может стремиться достичь? Угодить Западу? Он никогда не сможет сделать этого. Включение Турции в категорию врагов войдет в историю как пример колоссальной политической недальновидности. Кроме того, что бы ни делал Путин, он должен знать, что ему не отдадут Сирию. Придет время — и Россию выгонят из Сирии.

Турция и Россия должны суметь преодолеть проблемы, которые могут быть решены сегодня. По прошествии времени они станут неспособны решить даже небольшие кризисы и столкнутся с еще более серьезными кризисами — от Восточного Средиземноморья до Черного моря.

Они нарисовали новую линию с юга

Не осталось ни одного конкретного шага, связанного с решением в Сирии. Борьба с ИГИЛ — блеф. США и западные союзники Турции расставляют для нее ловушку посредством Партии «Демократический союз» (PYD). Шаг за шагом реализуется проект коридора в Северной Сирии, который мы рассматриваем в качестве «причины войны». Я обращаю ваше внимание на изменения карты после 2013 года и экспансию PYD.

Даже запоздалое вмешательство Турции, по крайней мере «сейчас», остановило этот план коридора на определенном этапе. Но с юга вырисовывается карта нового коридора. Подавляющее большинство освобожденных от ИГИЛ позиций будут с помощью PYD взяты под контроль. Иными словами, они рисуют новую линию с юга зоны, куда Турция может вмешаться через границу.

Нас окружают с двух фронтов

Главный расчет здесь — разорвать связь Турции с регионом. Они сделали это на Кавказе. Связи со Средней Азией, тюркским миром были полностью разорваны. То же самое они делают на юге. На этот раз разрывается связь с мусульманским миром. И поэтому большой расчет и большая цель в сирийской войне — Турция.

Мы становимся свидетелями сведения счетов, в котором победит не раздражительный, а терпеливый. Но терпение — это не слабость. Это последовательно реализуемая стратегия.

Россия должна отказаться от участия в плане окружения Турции. Это единственный путь к смягчению отношений, в чем нуждаются обе страны.

Турция должна делать все необходимое, чтобы сорвать этот план, нацеленный на разрыв наших связей с регионом. В том числе и «взять дело в свои руки».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.