Сможет ли Брюссель генерировать новые идеи (или достать старые из мешка истории) для построения отношений с Кремлем? Или же позволит «Путиным в миниатюре» играть в Европе все более разрушительную роль?

Последний визит Владимира Путина в Грецию преследовал две основные цели: подорвать по сути уже не существующее единодушие в отношении антироссийских санкций и предстать в роли «воссоединителя» православного мира. Для достижения этой цели в ход пошел даже арест предполагаемого португальского шпиона, продававшего секреты российской разведке (СВР).

Чуть более месяца осталось у Европейского союза, чтобы принять решение о продлении санкций против России, введенных в 2014 году после того, как российские войска заняли Крым и часть Восточной Украины.

Путин прилагает все усилия к тому, чтобы режим санкций не был продлен или по крайней мере смягчился. Греческое правительство принадлежит к тем, кто выступает за отмену санкций, что не удивительно: в ситуации, которая сегодня наблюдается в Греции, приветствуется любая экономическая поддержка. Правда, пока Москва ограничивается обещаниями, оставляя возможную реализацию планов на период после отмены санкций.

Как известно, у российского лидера есть союзники не только в Греции, но и в Венгрии — это если говорить об открытой форме поддержки, поскольку тех, кто не прочь снять санкции, но скрывает это или «стыдится» признаться, гораздо больше, и потому споры обещают быть горячими.

Предвидя такой сценарий, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) предлагает компромиссную формулу: «Принцип "все или ничего" не приближает нас к цели. По крайней мере, на данный момент. Поэтому я предлагаю включить в отношения между обеими сторонами стимулирующий элемент. И в случае видимого прогресса станет возможным поэтапное снятие существующих санкций».

По мнению немецкого министра, который, кажется, уже забыл о том, что санкции были введены по причине российского вторжения в Крым, для запуска процесса снятия санкций достаточно, чтобы Россия отступила на востоке Украины.

Что касается режима Путина, то речь идет об опасной политике, ведь Кремль воспримет это как политическую победу и знак того, что Европейский союз оставил крымский вопрос в прошлом, а в будущем наверняка сможет закрыть глаза на еще более крутые путинские маневры.

Поскольку, как заявляет российская пропаганда, все это ни больше ни меньше заговор против президента Путина. Даже тот случай с предполагаемым португальским шпионом, который работал на Россию.

Приведя примеры нескольких попыток «очернить» президента Путина, аналитик «Военного журнала» Олег Чубакин с иронией замечает: «Фредерико Жил Карвальяу (Frederico Carvalhão Gil) продавал информацию, запечатанную в конверты — аккуратно и красиво. Он положил конверт на стол, на другом конце которого сидел "русский агент". Продажа документов подтвердила тот факт, что российский президент Путин интересуется "западными секретами". Путин выбрал Рим как центр "шпионажа"… Г-н Жил пытался продать секретную информацию о натовских военных базах, системах ПВО и связи. Он вышел на одного из чиновников российской Службы внешней разведки. Восемь западных агентов смогли задержать не только Жила, но и офицера, личность которого, по каким-то причинам, до сих пор не разглашается».

Реальность, однако, оказывается гораздо серьезнее. После визита Путина в Грецию, когда во время богослужения в одном из православных монастырей на горе Афон он напоказ и со всей серьезностью занял трон византийских императоров, Владимир Лепехин, комментатор российского информационного агентства РИА Новости, написал: «Все, что происходило в Греции в минувшие выходные с участием Владимира Путина, носило если не сакральный, то, безусловно, знаковый и символический характер как для России и православного мира, так и для Европы и христианского мира в целом».

«В такой ситуации, — продолжает аналитик, — современной Европе нужен новый и реальный лидер, способный противостоять чудовищной по своему замыслу и методам реализации глобализации по-американски, чтобы переформатировать европейское пространство прежде всего под самих европейцев. О подобном лидере известный словенский философ Славой Жижек лет десять назад написал в своей книге "В ожидании Господина"».

Само собой разумеется, в этом случае «Господин» есть сам Владимир Владимирович Путин, единственный человек, также способный периодически выступать «в роли своеобразного настройщика европейского рояля, высказываясь на те темы, которые европейские политики озвучить просто не в состоянии из страха перед неизбежностью санкций со стороны господствующего политического закулисья».

Готов ли Европейский Союз вести переговоры с лидерами такого рода, оставляя в стороне иллюзию о том, что с президентом России можно беседовать «по-европейски»? Окажется ли Брюссель в состоянии найти новые идеи (или, возможно, достать старые из мешка истории) для ведения диалога с Кремлем? Или позволит «Путиным в миниатюре» играть в Европе все более влиятельную и разрушительную роль?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.