Каждый раз, когда встает вопрос о продлении европейских санкций против России, возникают слухи о том, что некоторые из стран Европейского Союза пойдут наперекор большинству и проголосуют против торговых и финансовых ограничений. На сей раз перебежчиков, видимо, опять не появится, однако в ближайшем будущем санкции определенно могут быть смягчены.

В декабре санкции, в число которых, помимо запрета на въезд в Европу для ряда российских чиновников и друзей президента Владимира Путина и замораживания принадлежащих им активов, также входят и более болезненные меры — такие, как ограничения на доступ к долговому рынку для некоторых крупных государственных компаний, были продлены до 31 июля. В следующем месяце ЕС рассмотрит вопрос об их продлении еще на шесть месяцев.

Формально, автоматическое продление было бы полностью обоснованно. Минские договоренности о перемирии, полного соблюдения которых Евросоюз требует от России и Украины, ставя это условием отмены большей части санкции, не воплощаются в жизнь. Бои по-прежнему продолжаются, а политические условия — передача Украине контроля над границей, отказ России от поддержки сепаратистских «республик» на востоке Украины и принятие Украиной законов, которые позволят провести выборы в удерживаемых повстанцами областях,— выполняются не больше, чем 15 месяцев назад.

Путин не намерен уступать. На недавнем заседании консультативного Экономического совета бывший министр финансов Алексей Кудрин, сейчас разрабатывающий для правительства экономический план по выводу России из рецессии, заявил президенту, что настало время «снизить геополитическую напряженность». По словам Кудрина, страна экономически и технологически отстает и ей необходимо встроиться в международные технологические цепочки. Путин, как сообщает очевидец, яростно выступил против этой идеи, возразив Кудрину, что Россия не будет продавать свой суверенитет. Иностранный бизнес, подчеркнул он, продолжит инвестиции в России, если будет считать, что это выгодно.


Больше двух лет, с тех самых пор, как он приказал аннексировать у Украины Крым, Путин надеялся, что Запад в итоге смирится, откажется как санкций и продолжит вести дела с Россией по-прежнему. Эти надежды не реализовались из-за жесткого курса американской администрации, которая рассматривает санкции как средство сдерживания дальнейшей российской агрессии, и из-за канцлера Германии Ангелы Меркель, которую возмутило то, как Путин обошелся с Украиной. Сейчас оба эти препятствия начали разрушаться.

Вашингтон разочарован неуступчивостью Украины. Виктория Нуланд (Victoria Nuland), отвечающая в Госдепартаменте США за отношения с Украиной, несколько раз встречалась с украинской оппозицией, когда пыталась добиться от украинских чиновников и депутатов выполнения Минских соглашений. Украинская элита не верит, что Путин будет соблюдать свою часть договоренностей. Эта непреклонность, в сочетании с непрекращающимся политическим кризисом, неэффективностью экономических реформ и повальной коррупцией, привели к тому, что поддержка Украины в Вашингтоне ослабла. Вдобавок американский истеблишмент сейчас занят президентскими выборами.

Меркель, со своей стороны, потеряла изрядную часть политического капитала, необходимого для сохранения ее принципиальной позиции. Чтобы ограничить приток в Германию сирийских беженцев, она организовала соглашение между ЕС и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, внутренняя политика которого во многом напоминает путинскую. В результате противостояние с Путиным стало выглядеть для немцев примером двойных стандартов, лишенным смысла как с экономической, так и с политической точки зрения.

Социал-демократы, младшие партнеры Меркель по правящей коалиции, возглавляемые министром экономики Зигмаром Габриэлем (Sigmar Gabriel), давно выступают за смягчение наложенных на Россию санкций. Теперь, как сообщает влиятельный еженедельник Der Spiegel, администрация Меркель под давлением германского бизнеса также, возможно, склоняется к тому, чтобы их ослабить. Например, некоторым из московских чиновников может быть разрешен въезд в Европу, или ЕС может продлить ограничения только на три месяца вместо шести, оставив России возможность быстрее урегулировать конфликт.

Дипломатическое взаимодействие между Россией и Европой явно стало интенсивнее. Германские чиновники и депутаты провели за последнее время несколько встреч на среднем уровне с российскими представителями. Путин посетил Грецию — одно из слабых звеньев европейского консенсуса по санкциям. В своей статье, опубликованной в греческой газете «Катимерини», он высказался о будущем отношений между ЕС и Россией следующим образом:

«Убежден, что из событий на Украине следует сделать должные выводы и приступить к созданию на обширном пространстве от Атлантики до Тихого океана зоны экономического и гуманитарного сотрудничества, опирающегося на архитектуру равной и неделимой безопасности».

Другими словами, Путин по-прежнему хочет, чтобы европейцы приняли его точку зрения. Политические лидеры и дипломаты Европейского Союза неоднократно говорили, что санкции не будут сняты, пока Минские соглашения не начнут полностью соблюдаться. Однако они не говорили, что «меню» санкций нельзя будет изменить. «Я считаю важным, чтобы мы попробовали сблизиться, по крайней мере, в экономических вопросах», — заявил председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker). Юнкер собирается посетить путинский Петербургский экономический форум. Это должно стать первым визитом в Россию высокопоставленного представителя Евросоюза в Россию после аннексии Крыма.

Пространство для маневра у Европы есть, даже если не говорить о формальном смягчении санкций. Евросоюз негласно надавил на свои банки и на расчетно-клиринговую систему Euroclear, убедив их не иметь дело с первыми российскими суверенными облигациями, выпущенными после Крыма. Если Euroclear будет принимать эти облигации — а также облигации, которые в дальнейшем станет выпускать Россия, — это будет способствовать развитию торговли на вторичном рынке и поможет России привлечь западных инвесторов (у выпущенных в мае ценных бумаг с этим возникли трудности).

Взамен Россия могла бы ослабить некоторые из своих контрсанкций. Ограничения на продовольственный импорт из Европы ударили по простым россиянам больше, чем по европейским производителям, но европейский бизнес, тем не менее, приветствовал бы решение России об их смягчении.

Сейчас и Кремль, и влиятельные европейские деятели ищут способы начать отходить от противостояния без потери лица. Санкции практически наверняка будут продлены. Никто не хочет ссориться с другими странами блока из-за этого вопроса, пока на повестке дня стоят более серьезные проблемы — такие, как миграционный кризис и референдум по выходу Британии из Евросоюза. Однако при этом в ближайшие месяцы ограничения, скорее всего, будут смягчаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.