По какой причине сегодня возникает противодействие созданию лагеря для административного содержания тех, кто оказался в списке радикальных исламистов? Потому что оно стало бы уступкой идеям правых. Пример такого аргумента приводит нам тлетворный Slate:

«Мне, конечно, не хочется ничего этого делать. Но что если мы глубоко заблуждаемся? Это очень сложно описать, потому что мне бы так хотелось придерживаться моих убеждений… Мне бы хотелось сказать, что у меня не возникает вопросов, что я не задумаюсь о знаменитой отрешенности левых. Но правда в том, что я с удивлением осознаю, что на несколько секунд задумываюсь о том, не стоило ли бы запрятать всех этих людей, которых мы более мене-менее выявили, в один лагерь, чтобы не дать им никому навредить».

Написавшая эту статью дуреха под псевдонимом Catnatt (я вся из себя левая и объясняю всем, что такое свобода, только вот мне не хватает смелости назвать свое имя) подробно рассказывает нам, что быть левым — значит сторониться поспешных выводов и радикальных мыслей (то есть быть утонченной и сложной личностью, тогда как правые-то, понятное дело, никаких вопросов себе не задают), и следовательно, нужно защищать беззащитное, даже если убеждения призывают к обратному.

Кроме того, (это уже второй аргумент «мыслящих» людей) исламистов нельзя лишать свободы, потому что это противоречит нашим ценностям. Пусть и с оговоркой:

«Сколько еще людей погибнут? Было бы глупо думать, что не будет новых жертв и терактов. Может, я потеряю любимых в каком-нибудь кафе или клубе? Все это вертится у меня в голове, и на несколько секунд передо мной встают радикальные, антидемократические решения».

Отметим в очередной раз глубочайший эгоизм таких защитников «солидарности», известной ценности левых. У меня есть приоритет: моя собственная чистая совесть. Второй приоритет: друзья могут умереть. Третий приоритет: «люди» умрут. Во имя солидарности меня в первую очередь волнует собственное благополучие, потом моих любимых и, наконец, всех остальных.

Наверное, этой темной дурище Carnatt стоило бы напомнить об одном забытом ей факторе: чтобы сохранить «демократию» по отношению к этим исламистам, в диктатуру погрузилось все население Франции. Но ведь куда проще этого не замечать!

Намного проще в упор не видеть, что закон о разведке перечеркнул уважение к личной жизни и принцип беспристрастности в суде, погрузив Францию в состояние неправового государства, с которым он должен был бы бороться… Причем касается это всех французов… И все это, чтобы не задеть чувства нескольких тысяч потенциальных террористов.

Намного проще не видеть, что во имя защиты свободы убийц и фашистов чрезвычайное положение обкромсало демократический общественный договор всех французов, прежде всего в том, чего вправе требовать для себя честный гражданин.

Намного проще не видеть, что так называемая демократия стала триумфом единообразного мышления, а госинституты каждый день отдают предпочтение лжи и применению силы против большинства французов.

Поэтому, г-жа Carnatt, перед нами встает выбор не между демократией и безопасностью, а между нарушением прав всех французов ради прав горстки террористов и нарушением прав горстки террористов ради защиты прав всех французов.

Лично я этот выбор уже сделал!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.