После того, как Британия проголосовала за уход из Европейского Союза, появились сообщения о расистских выходках, предположительно, вызванных исходом референдума.

Их мишенями часто оказываются восточноевропейцы. Предположительно расистские граффити были обнаружены на здании Польской социальной и культурной ассоциации в Хаммерсмите на западе Лондона.

Полиция Кембриджшира расследует инцидент в Хантингдоне, в котором через несколько часов после того, как стало известно о Брексите, начали распространяться карточки с надписью «Долой ЕС, польских паразитов — вон».

Польское посольство было глубоко встревожено ксенофобскими проявлениями, направленными против польской общины после голосования за Брексит.

Мы попросили выходцев из Восточной Европы, живущих в Британии, рассказать, как сказался на них референдум.

Мои родные больше не чувствуют себя в безопасности


Референдум меня пугает. На работе мне заявили: «Пакуй вещички и уматывай». И добавили: «Можем подарить чемодан». Этот референдум не сближает людей — совсем наоборот. Теперь я опасаюсь за свое будущее в Британии — и за будущее своей дочери.

В детстве в Польше я сталкивался с расизмом, потому что мой отец с Ближнего Востока. Я не хочу, чтобы у моего ребенка был такой опыт, поэтому три года назад я решил навсегда переехать в Британию — она ведь такая мультикультурная! Здесь я ходил на учебу, улучшал английский, изучал культуру и историю страны. Моим родным в Англии нравилось, но теперь я чувствую разочарование. Я не знал, что нас так ненавидят, хотя мы не сделали ничего плохого: мы никогда не получали социальную помощь, платим налоги, уважаем английскую культуру.

До сих пор у меня в Британии не было никаких проблем. Теперь я чувствую себя нежеланным гостем и понимаю, что нам с семьей пора отсюда уезжать. Мы больше не чувствуем себя в безопасности. Очень странно, что эта страна нас вдруг так возненавидела.

Анонимный собеседник, 31 год, Сомерсет

Мои коллеги меня очень поддерживают


Я никогда не получала социальную помощь. Я много работаю и купила здесь дом на деньги, которые привезла из Польши. Я скоро выхожу замуж за англичанина, однако теперь мне пришлось задуматься, есть ли у меня будущее в Британии. Я — гражданка ЕС и ценю этот статус. У меня есть право на уважение, и я не хочу, чтобы меня винили во всех бедах мирах.


Вся кампания, предшествовавшая референдуму, была основана на ненависти. Я не раз слышала мерзкие разговоры о том, что иммигранты обворовывают британский народ. К счастью, у нас в Национальной службе здравоохранения — я работаю медсестрой — много таких же, как я, и мы поддерживаем друг друга. Мои британские коллеги и начальство тоже очень доброжелательны. Я не понимаю, почему люди добровольно выбирают изоляцию и бедность, которую она неминуемо принесет.

Анонимный собеседник, 45 лет, Лидс

Мне приказывают убираться в Польшу — но я здесь родился


Я — коренной британец, родился и вырос в Сомерсете. Польская фамилия досталась мне от дедушки, хотя и моя мать, и моя бабушка англичанки. После референдума мне не раз говорили, что я должен убираться обратно в Польшу, хотя я там никогда не жил и даже родился не там. По-моему, отвратительно, что люди теперь решают, где ты должен жить, исходя из твоей фамилии или внешности.

Сейчас Британия расколота, и я больше не горжусь тем, что я — британец. Только мы научились признавать людей теми, кем они хотят быть — и что теперь? Тот прогресс, за который мы боролись и которого добились, теперь утрачен из-за этого реакционного референдума.

Анонимный собеседник, 27 лет, Сомерсет


Мне очень горько, но Лондон я все равно не разлюблю


Я родился в Румынии. Некоторое время назад я после долгих и тщательных раздумий переехал в Лондон. Я руководствовался в первую очередь культурными симпатиями. Раньше я знал этот город как гость, теперь я знаю его как один из жителей Ист-Энда, платящий налоги и ездящий на метро. Я всегда любил Британию, а поселившись здесь, стал любить ее еще больше. Мне очень горько, что Британия проголосовала за выход из Евросоюза, но я не стану из-за этого меньше любить Лондон. Я навсегда останусь англофилом во всем, что думаю и делаю — и в личной жизни, и в искусстве, и в бизнесе, и в политике. Я буду до своего последнего вздоха говорить, писать, видеть сны и ругаться на английском. Разумеется, для местных я навсегда останусь иммигрантом, и моя англофилия не заставит их лучше ко мне относиться. Но так уж я устроен и поэтому останусь здесь, что бы ни случилось.

Штефан Льюте (Stefan Liute), Лондон


Мне никогда не было в Британии так некомфортно


Этот референдум меня просто убил. Я живу здесь почти десять лет и должен сказать, что до сих пор никогда не чувствовала никакого дискомфорта. Теперь я опасаюсь говорить на улице на родном языке, потому что не хочу никого провоцировать и не хочу, чтобы во мне видели иммигранта.

На работе мои сотрудники говорят гадости о восточноевропейцах, живущих в Британии. Многие из моих друзей тоже такое слышали.

Многие мои британские друзья и коллеги — в основном моего возраста — с грустью отзываются об исходе референдума и говорят, что они с ним не согласны. Они почти извиняются за случившееся. Судя по всему, большинство молодых британцев хотели остаться в ЕС.

Британия вдруг как будто изменилась. Я не думаю, что мне придется уезжать, но у меня появилось такое чувство, что мне здесь больше не рады. Кроме того, Британию во многих европейских странах привыкли считать «моральным лидером» — открытой, гостеприимной страной. Теперь это может измениться.

Анонимный собеседник, 34 года, Суррей

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.