Пятидесятник из Карскруны (Karlskrona) не колеблется, когда объясняет, почему поехал добровольцем в северный Ирак, чтобы воевать вместе с курдами.

«Как христианин я считаю, что здесь надо было встать на защиту своих братьев и сестер-христиан. Я думаю также, что другие христиане поддержали бы нас, если бы нечто подобное произошло в Швеции».

В тех христианских районах Ирака, куда вторглась ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.), жителям очень часто приходилось выбирать между тремя вариантами — переходить в ислам, платить специальный налог за защиту или умирать.

Роскошь

Андерс Хёгстрём (Anders Högström) — пятидесятник, он говорит в беседе со шведской газетой Dagen, что это непозволительная роскошь — сидеть дома в Швеции и быть пацифистом.

«Точка зрения — зеркальное отражение главного аргумента пацифистов, самое важное — совесть», — говорит Арне Вилли Дал (Arne Willy Dahl).  Он — генеральный военный прокурор на пенсии.

Солдаты государства


Война против террористической организации, которая с июня 2014 года называем себя Исламским государством (ИГ), вступает в новую фазу. Теперь и Норвегия направляет солдат в регион. Спецназовцы, которые станут инструкторы в Иордании, могут использоваться и для проведений наземных операций против ИГИЛ в Сирии.

Дания тоже приняла решение участвовать в войне с ИГИЛ и направляет солдат и боевые самолеты в коалицию, руководимую США.

Возвращаются домой


Параллельно с отправкой скандинавскими странами своих солдат для выполнения заданий с благословения правительств и национальных собраний, граждане этих стран, такие как Андерс Хёгстрём, самостоятельно едут в регион, чтобы участвовать в войне с ИГИЛ. Другие скандинавские добровольцы — это курды, возвращающиеся на родину.

Подавляющее большинство едут в курдскую часть Ирака, именуемую Курдистаном. Здесь они надевают на себя форму, и им выдают оружие, чтобы сражаться вместе с курдскими силами, которые пытаются побороть ИГИЛ.

Справедливая война


— Считается, что идея «справедливой войны» принадлежит одному из отцов церкви Августину, и что позднее ее развил теолог и философ Фома Аквинский. Как по-вашему, могут ли и солдат, посланный государством, и доброволец, который сражается против ИГИЛ, говорить, что они участвуют в справедливой войне?


— По правде говоря, это понятие более высокого уровня. Но если использовать его на уровне индивида, я скажу: Да, почти. Чтобы сослаться на то, что ты участвуешь в справедливой войне, человек должен представлять «правовую власть». То есть человек должен представлять государство. Посланный в Ирак солдат представляет государство, а в случае Ирака и доброволец в значительной степени делает то же самое. Потому что он борется вместе с курдскими силами, которые также поддерживаются Норвегией, силами пешмерга. А пешмерга воюет вместе с иракскими силами против ИГИЛ, то есть доброволец представляет собой государство.

Но, как подчеркивает юрист, специалист по международному праву, в то время, как посланный государством солдат особо защищен международным правом, «воюет на законном основании», у добровольца такой защиты нет, если он не стал частью вооруженных сил государства.

Господь с ним


Андерс Хёгстрём объясняет, что много размышлял перед тем, как отправиться в Ирак:

«Хочет ли этого господь, или же это моя воля?»

Газете Dagen солдат-доброволец говорит, что иногда ощущает беспокойство, но «знает, что господь с ним, и что он не должен чего-то бояться».

Его уважают


Дома в общине пятидесятников в Карскруне на юге Швеции пастор Андерса Хёгстрёма, Ульф Сундквист (Ulf Sundquist) который вообще-то пацифист, поддерживает члена своей общины:

«Если вы спросите совета у меня, то я предпочитаю ненасильственный путь, но я понимаю и уважаю то, что можно иметь иное мнение об этом», — говорит он газете Dagen.

Пастор-пятидесятник продолжает: «В данном случае речь идет о том, чтобы помочь тем, кто подвергается чудовищным притеснениям. Я очень уважаю тех, кто хочет отправиться туда на помощь».

Ответы разные


В Норвегии пастор и глава Руководящего совета Движения пятидесятников Сигмунд Кристофферсен (Sigmund Kristoffersen) совершенно не согласен со своим шведским коллегой: «Я бы не выразил никакого понимания и уважения, если бы кто-то из моей общины пришел бы ко мне и заявил, что хочет поехать в Ирак, чтобы сражаться с ИГИЛ с оружием в руках. Мой совет таков: если уж человек туда и едет, он должен заниматься решением гуманитарных задач, а не втягиваться в военные действия».

Пастор Андреас Хегертун (Andreas Hegertun) из Церкви Филадельфии в Осло, самой большой общины пятидесятников в Норвегии, смотрит на дело по-другому. Он идет навстречу пастору Сундквисту из Карскруны.

«Я не стал бы категорично утверждать, что применение оружия идет вразрез с христианской этикой. Использование оружия можно оправдать, но только как совсем последний выход. Следует также соблюдать норвежские законы», — отмечает Хегертун, который к тому же является и пресс-секретарем Движения пятидесятников в Норвегии.

Изменение законодательства


С 1 июля вводится уголовная ответственность за участие в боевых действиях на стороне негосударственных вооруженных сил, а это скажется на всех, кто присоединяется к ИГИЛ в Сирии и Ираке. Запрет не распространяется на тех, кто в качестве добровольцев записывается в курдские военизированных формирований пешмерга, поскольку они выступают как часть государственных вооруженных сил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.