Опасения, что Брексит значительно укрепит позиции России, преувеличены. Если Запад сумеет договориться, то Кремль, скорее, будет нести убытки.

Шок от голосования о Брексите постепенно спадает. Тем острее встают вопросы о том, когда и как процесс выхода начнется и закончится, что и кому он принесет. Много рассуждают о том, что он может или не может дать России.

Результат голосования, как правило, интерпретируется как российская победа, потому что якобы это начало конца Европейского Союза, который России вообще не по душе. Нет сомнений, что британский уход нанесет удар по экономической силе Союза. Но главный вопрос в том, будет ли — и если да, то насколько — затронута способность ЕС устанавливать правила игры. На внутреннем рынке ситуация изменится незначительно, если изменится вообще. Но и на международном уровне ЕС останется более сильным игроком, чем Великобритания.


Как с Китаем?

Существует ли вероятность того, что Лондон объединится с Москвой и вместе с ней попытается отстоять некие интересы в Европе (то есть против ЕС) или на международной арене (то есть против других крупных игроков)? Думаю, нет. Россия, как минимум Россия современная, не является стандартным экономическим игроком, который заинтересован в «business as usual». Способность России производить нечто, кроме сырья и оружия, в масштабах, привлекательных для Европы или мира, минимальна. А поскольку о реформах только рассуждают, все так и останется еще надолго, а скорее всего — навсегда.


Даже если бы Россия наладила некие привилегированные отношения, как, например, с Китаем, вероятнее всего, дело кончилось бы тем же, чем и с Китаем. Российские эксперты все чаще констатируют, что, несмотря на отличные политические взаимоотношения и множество недавно подписанных контрактов, которые зачастую включают заявления о совместных действиях по формированию нового мирового порядка, в экономической области дела идут плохо. Британцы и россияне, разумеется, могут и будут торговать друг с другом. Но ни Лондон, ни Москва не получат от этого ничего сенсационного, а для совместных действий по установлению новых правил игры нет ни причин, ни потенциала.

Британцы без узды


Кроме того, сегодня у Великобритании и России крайне плохие отношения как в области политики, так и в сфере военной безопасности. И хотя ослабление ЕС в этом отношении может показаться шансом, Британия по-прежнему останется крепкой частью НАТО. Также она останется независимой ядерной державой. Избавившись от союзной «узды», во многих частях мира Великобритания может превратиться в намного более сильного конкурента российских интересов, чем прежде. Не будем преувеличивать, но Москва немало сил потратила, например, на поддержку аргентинских претензий на Фолклендские острова. Если случится конфликт, то весьма вероятно, что Лондон, избавившись от необходимости оглядываться на Брюссель, будет действовать намного решительнее.

Также в России большой популярностью пользуется «реанимация духов». Некоторые российские политики интерпретируют выход Великобритании из ЕС как изгнание англосаксов из Европы. Москва утверждает, что англосаксы хотят завладеть миром, а ее задача — этому помешать. Так что Брексит трактуется как выгода или даже победа. Якобы таким образом открываются возможности для создания объединенной Европы от Атлантики до Урала или даже Евразии — от Лиссабона до Владивостока.

Важнейшее «если»

Однако Москва умалчивает о том, что в Париже заявили: «Брексит послужит стимулом для новой дискуссии о создании общих европейских вооруженных сил». Если этот вопрос будет поднят, то Россия окажется в ситуации, когда на Западе появится призрак Европы, не только объединенной экономическими интересами, но и располагающей военной мощью. И если с американцами россияне еще никогда не воевали в «горячей» войне, то с британцами (например, в Крымской войне), немцами и французами они сражались.

В Кремле знают, что так же, как Китай не хочет покорять Сибирь, европейцы не хотят идти войной на Москву. Но ей крайне необходим образ врага. Обсуждение союзных вооруженных сил может привести только к одному результату — к возрождению призрака Наполеона или Гитлера. Иной подход без переписывания созданной и продвигаемой государством концепции событий невозможен. Нечто подобное было бы равно новой перестройке, которая привела к распаду СССР. Если мы на Западе сможем договориться, то Брексит не принесет России ничего особенно важного. Наоборот, она может только понести убытки. Однако самое главное слово — «если». И даже не сомневайтесь, что Путину это хорошо известно.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.