Наиболее благоприятная для Реджепа Тайипа Эрдогана (Recep Tayip Erdogan) версия гласит, что президенту Турции не хватило политического прагматизма, и потому он спровоцировал такую невыгодную для своей страны изоляцию. Ну а поскольку человек может быть несогласным и с левыми, и с правыми, это объясняет, в частности, как он сумел разругаться одновременно и с США, и с Россией, несмотря на полярно противоположные позиции этих стран.

С Вашингтоном он не совпал во взглядах относительно подхода к сирийским курдам, которым Белый дом оказывает помощь, поскольку видит в них силу в борьбе против «Исламского государства» (запрещенной в России террористической группировки — прим. пер.) на земле, преуспевающую на настоящий момент в этом вопросе гораздо больше, чем сами США. Кроме того, американское правительство видит в них потенциальную силу в борьбе против правительства Башара Асада, поскольку эта этническая группа стремится удержать полученную от Дамаска автономию.

Иначе говоря, американские стратеги, несильно отличающиеся оригинальностью, задумали повторить то, что было сделано в Ираке, следуя известному принципу: разделяй и властвуй. Однако турецкое правительство, зная, что Обама поставлял курдам оружие, рассматривало их только враждебно, как врагов, которые могут объединиться с турецкими курдами.

Впрочем, это был не единственный просчет Анкары. Одной из самых серьезных ее ошибок было решение сбить российский самолет Су-24, находившийся в небе над сирийской территорией, сделав своим врагом важного союзника региона. Несколько дней назад Эрдоган внезапно поменял курс и навигационные карты, которыми руководствовался на протяжении последних семи лет. Очень серьезный шаг в планетарном масштабе, не говоря уже о масштабах крайне взрывоопасного Ближнего Востока.


Турецкая позиция навлекла на страну проблемы в отношениях с Сирией, Ираком, а также с Грецией, Арменией, Израилем, Египтом и Россией. Перечень стран — уже довольно немалый, и он может пополниться, если глава турецкого государства не займет сейчас принципиально новую позицию, чтобы вернуть себе утраченное в стремлении угодить джихадистам или, как предпочитают уверять некоторые эксперты, используя их в собственных интересах, однако, судя по результатам, с обратным эффектом.


Чтобы измениться, мало просто заявить об этом. А недавние события заставляют многих усомниться в том, что заявленные изменения не иллюзорны. Поскольку только Кремль ввел санкции против своего соседа, так как Запад, хоть и обеспокоенный поведением своего партнера по НАТО, не стал делать этого, Турция, можно сказать, отделалась легким испугом. Все могло бы быть гораздо хуже. Да и Россия сама стремится вернуть былые отношения, ведь ее пытаются превратить в настоящего изгоя, а администрации Путина не хватает практичности и чувства реальности. Россия приняла извинения Эрдогана и восстанавливает взаимовыгодные экономические отношения с Турцией.

В этом контексте у Израиля — своя позиция, не исключающая из повестки дня турецкий вопрос. Разногласия между этими двумя странами остались позади: подобно тому, как Турция извинилась перед Москвой за незаконно сбитый российский истребитель, Израиль извинился за жертвы нападения на турецкий гуманитарный караван, направлявшийся несколько лет назад в сектор Газа и остановленный израильским командованием.


За перетягиванием каната между Тель-Авивом и Анкарой кроются совершенно конкретные интересы. Ключевым из них является разработка месторождений газа на побережье Газы, для экспорта которого Израилю нужны турецкие порты и автомагистрали. При этом такая добыча не менее противозаконна, чем добыча нефти на Голанских высотах, захваченных у Сирии в 1967 году, поскольку международное законодательство запрещает осуществление подобных проектов на спорных территориях, а Газа и Голанские высоты относятся именно к таким территориям.

В настоящее время в свете смены курса, предпринятой турецким руководством, а также учитывая, что нет смысла поднимать этот вопрос ввиду безнадежного затягивания ситуации, все останется как есть. Стороны в очередной раз выбирают для себя принцип наименьшего из зол.

По всей видимости, последняя смена курса далась Турции дорого. Возможно, это следствие недавних террористических актов. Это один из многих острых внутренних вопросов, требующих дальнейшего развития: в Турции сохраняются разногласия между различными партиями и правительством, а внушительное курдское меньшинство подвергается таким преследованиям, что вновь переходит к активному сопротивлению. И оставлять этот вопрос без внимания нельзя.

Затем, если настоящий поворот событий окажет благотворный эффект, его надо будет еще закрепить, ведь рисков еще более чем достаточно, и гораздо разумнее будет пришвартоваться в гавани до того, как разразится надвигающаяся на горизонте буря.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.