Германский министр иностранных дел обвинил альянс в «бряцании оружием» по отношению к России. Однако, решения саммита НАТО, напротив, лишь продемонстрировали, что Запад ни в коем случае не собирается покидать путь разрядки напряженности.

НАТО сознательно впервые провела свой саммит в Польше, то есть в одной из соседних с Россией стран, которые после аннексии Крыма и российской агрессии на Востоке Украине особенно опасаются за свою безопасность. На ужин главы 28 государств и правительств встретились в колонном зале варшавского Президентского дворца — месте, где в 1955 году был подписан Варшавский договор. Фасад бывшего дворца культуры Иосифа Сталина в центре города был украшен превосходной иллюминацией в виде натовской звезды.

Германскому министру иностранных дел такого рода инсценировки представляются подозрительными. Еще до начала саммита Франк-Вальтер Штайнмайер упрекал в «символических танковых парадах на восточной границе альянса» и предостерегал от «воинственных кличей».

Вероятно социал-демократ воображает себя в НАТО окруженным бряцающими оружием генералами, которые уже давно только и ждут, чтобы наконец-то выступить на Москву. В своей партии он в этом плане не одинок. В СДПГ поговаривают о необходимости новой восточной политики. Цитируются Эгон Бар и Вилли Брандт, руководитель партии Зигмар Габриэль рекомендует политику разрядки напряженности как альтернативу маневрам и выступает за «выход из логики конфронтации».

Конечно, это политика безопасности на уровне предвыборной борьбы. Она находит отклик у тех граждан, которые в большинстве своем, судя по опросам, отрицательно относятся к усилению военного присутствия НАТО в Восточной Европе. Но она замалчивает то, как когда-то проводилась восточная политика, а именно на основе обеспеченной обороноспособности, которую гарантировала НАТО.

Польша и Прибалтика вступили в НАТО по доброй воле

Старая ФРГ, фронтовое государство в холодной войне, могла положиться на защиту со стороны союзнических войск, размещенных на собственной территории. Это решающее отличие от сегодняшнего положения в Восточной Европе. И Польша, и прибалтийские государства являются членами НАТО — кстати, не потому, что альянс агрессивно вербовал их, чтобы как можно ближе подобраться к России, а в результате свободного, суверенного решения. Но на их территории до сих пор нет союзнических войск. Для поляков и прибалтов обязательство о взаимной поддержке НАТО пока существует только на бумаге.


Саммит скорректировал это положение, а именно с варшавским тактом, то есть крайне умеренным образом. В то время как Россия в последние годы как угодно нарушала международное право, главы 28 государств и правительств тщательно следили за тем, чтобы не нарушить акт НАТО-России, запрещающий длительное пребывание и существенное размещение войск. Поэтому теперь довольно затратным способом ротации 4 тысячи солдат будут размещены в Польше и Прибалтике.

Это цифра, вызывающая у Москвы на фоне ее предельно защищенной западной границы такую же усталую улыбку, как и так называемые агрессивные маневры НАТО, которые пока продемонстрировали лишь одно: чего не в состоянии сделать альянс после десятилетнего курса на сокращение расходов на оборону. Как сказал скончавшийся недавно Ганс-Дитрих Геншер, который также был одним из архитекторов восточной политики, глядя на состояние бундесвера: " Мало пользы от того, когда готовность к обороне только внушается. Было бы полезно. если бы самолеты еще и летали".

Четыре батальона на Востоке это не угроза

Умеренное наращивание численности войск является по сути политическим сигналом устрашения. Хотя четырех батальонов на Востоке недостаточно, чтобы представлять угрозу. Но они многонациональны по составу, что означает, что агрессор вступит в борьбу не только с прибалтами или поляками, но и со всей НАТО.

Но только поэтому упрекать альянс в разжигании гонки вооружений, означает перепутать причину и следствие. Потому что в том, что вообще возобновилось инвестирование в оборону альянса, Россия виновата сама. Если бы Владимир Путин не принял решения о силовом изменении границ в Европе, обе стороны могли бы заниматься кооперацией вместо конфронтации. Для этого достаточно тем, начиная с Афганистана и заканчивая борьбой с исламистским террором.

Альянс можно упрекнуть в том, что он в течение двух лет отказывался от переговоров в рамках Совета НАТО-Россия. Этот недостаток устранен. Второе главное послание в Варшаве звучало так: мы готовы к диалогу. Но для диалога нужны двое. Первая встреча Совета НАТО-Россия прошла безрезультатно. Однако, это не означает, что не существует других каналов для переговоров. Одним из них является продукт старой восточной политики: ОБСЕ. Ее план предполагал переговоры, кооперацию, создание атмосферы доверия. Франк-Вальтер Штайнмайер в настоящее время является Председателем ОБСЕ. Но ничего неизвестно о том, вызвали ли его инициативы в России особый интерес.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.