Лондон — Пока британский народ не проголосовал за выход из Евросоюза, кризис беженцев был самой главной проблемой в Европе. И именно этот кризис сыграл главную роль в наступлении большей беды — Брексита.

Голосование за Брексит стало огромным шоком. Утром после референдума дезинтеграция Евросоюза казалась практически неизбежной. Зарождающийся кризис в других странах ЕС, особенно в Италии, усугублял мрачные прогнозы по поводу перспектив выживания Евросоюза.

Однако когда первоначальный шок от британского референдума стал проходить, случилось нечто неожиданное: эта трагедия больше не выглядит свершившимся фактом. Многие британские избиратели начинают испытывать своеобразное «раскаяние покупателя», по мере того как гипотетическое становится реальным. Рухнул британский фунт. Стало весьма вероятным проведение нового референдума в Шотландии. Между бывшими лидерами кампании за выход из ЕС развернулась странная, саморазрушительная междоусобная борьба, а их последователи вдруг увидели то унылое будущее, которое ждет не только страну, но и их лично. Признаком перемен в общественном мнении стала кампания по сбору подписей под петицией в парламент с просьбой провести второй референдум — ее поддержали уже больше четырех миллионов человек.

Если Брексит стал плохим сюрпризом, то такая спонтанная реакция на него — хорошим. Мобилизовались люди из обоих лагерей, причем — и это самое важное — даже те, кто не голосовал, в первую очередь молодежь младше 35 лет. Это тот тип инициатив снизу, на который Евросоюз никогда не был способен.

Хаос после референдума показал народу Британии, что именно он теряет, выходя из ЕС. Если подобные настроения распространятся и на остальные страны Европы, тогда вместо казавшейся неизбежной дезинтеграции ЕС мы увидим позитивный импульс к ее укреплению и улучшению.

Этот процесс может начаться в Британии. Результаты народного голосования нельзя отменить, однако кампания по сбору подписей позволит изменить политический ландшафт, продемонстрировав новоявленный энтузиазм по поводу членства в ЕС. Такой подход может быть скопирован и в остальных странах ЕС, благодаря чему возникнет движение за спасение Евросоюза путем его глубокой реструктуризации. Я убежден, что по мере проявления в ближайшие месяцы всех последствий Брексита все больше и больше людей захотят присоединиться к этому движению.

Что ЕС точно не должен делать, так это наказывать британских избирателей, игнорируя при этом их законную озабоченность недостатками Евросоюза. Европейским лидерам следует признать собственные ошибки, признать дефицит демократии в нынешней институциональной структуре ЕС. Вместо того чтобы относиться к Брекситу как к переговорам о разводе, они должны воспользоваться шансом и создать ЕС заново, превратив его в такой клуб, к которому и Великобритания, и другие страны, которым также грозит выход из ЕС, захотят присоединиться.


Если недовольные избиратели во Франции, Германии, Швеции, Италии, Польше и других странах увидят, что ЕС способен улучшить их жизнь, тогда Евросоюз станет сильнее. В противном случае он развалится быстрее, чем руководители и граждане стран ЕС могут себе представить.

Ближайшая проблемная точка — Италия, стоящая на пороге банковского кризиса и готовящаяся к референдуму в октябре. Премьер-министр Маттео Ренци попал в безвыходное положение (своеобразную «Ловушку 22»): если он не сможет своевременно справиться с банковским кризисом, он проиграет на референдуме. Все это может привести к власти «Движение пяти звезд», которое в Европейском парламенте является партнером Партии независимости Великобритании, выступавшей за Брексит. Чтобы найти решение, Ренци нужна помощь со стороны европейских властей, но они слишком медлительны и негибки.

Лидеры Европы должны понять, что ЕС находится на грани коллапса. Вместо взаимных обвинений им следует объединиться и одобрить чрезвычайные меры.

Во-первых, надо четко разделить членство в ЕС и членство в еврозоне. Те счастливые страны, которые не входят в еврозону, не должны подвергаться дискриминации. А в еврозоне (если она действительно хочет той более тесной интеграции, которая ей необходима) должно быть создано собственное казначейство и бюджет, которые бы играли роль фискального органа власти наряду с монетарным органом власти — Европейским центральным банком.

Во-вторых, ЕС следует начать использовать свои прекрасные и по большей части нетронутые возможности заимствования. Руководители ЕС поступят безответственно, если не воспользуются кредитным потенциалом Евросоюза, когда на кону стоит вопрос о самом его существовании.

В-третьих, ЕС должен укреплять свою оборону для защиты от внешних врагов, которые могут воспользоваться нынешней слабостью союза. Самым важным активом ЕС является Украина, чьи граждане готовы умирать, защищая свою страну. Но защищая себя, они также защищают ЕС — это редкий случай в современной Европе. Украине повезло, что у нее появилось новое правительство: оно более решительно настроено и с большей вероятностью проведет те реформы, которых от него активно требуют и собственные граждане, и внешние союзники. Однако Евросоюз и входящие в него страны не предоставляют Украине той помощи, которую она заслуживает (США оказывают ей намного более активную поддержку).

В-четвертых, планы ЕС по решению проблемы кризиса беженцев следует подвергнуть полной ревизии. Они основаны на ошибочных представлениях и непоследовательны, из-за чего становятся неэффективными. Они очень плохо финансируются. Наконец, в них используются принудительные меры, которые вызывают сопротивление. Я уже предлагал ранее детальный рецепт решения этих проблем.

Если ЕС добьется прогресса по этим направлениям, то он превратится в организацию, в которой люди захотят участвовать. В этот момент станет снова возможным изменение базового договора, то есть усиление интеграции.

Если европейские лидеры не будут действовать, тогда люди, желающие спасти ЕС в его будущем новом формате, должны будут последовать примеру молодежных активистов Британии. Как никогда ранее, защитники ЕС должны сейчас искать способы дать почувствовать свое влияние.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.