После попутки путча в Турции Меркель оказалась в очень неудобном положении. Она в большей степени, нежели кто-либо другой из мировых лидеров, связала свою политическую судьбу с Реджепом Тайипом Эрлоганом.

С огромным терпением и открытым бумажником германский канцлер занималась личной дипломатией, чтобы заключить договор с Эрдоганом. Турция взяла на себя задачу контролировать поток беженцев и просителей убежища. Но привратники за бесплатно не работают, особенно этот.

Давление уменьшилось

Впрочем, принимающие страны получили передышку. И это видно повсюду — вплоть до Норвегии.

Только в Германию в прошлом году прибыло больше миллиона мигрантов. Вначале это привело к национальному «субботнику» — как лучше принять прибывающих. За этим последовало сопротивление, оно росло как угрожающая температурная кривая.

Только сейчас поддержка правопопулистской партии, критически относящейся к иностранцам «Альтернатива для Германии» (Alternative für Deutschland) (AfD), стала падать, но в опросах общественного мнения она по-прежнему колеблется в районе приблизительно 10%.

Никто не поможет

Открытая политика по отношению к беженцам и просителям убежища, проводимая Меркель, проводилась в надежде на то, что другие страны-члены ЕС тоже постепенно придут на выручку. Вместо этого страна за страной принялась закрывать границы.


Система квот с солидарным распределением тягот так никогда не увидела свет. Европейское сотрудничество по-прежнему переживает кризис. А с тех пор у нас случился еще и брексит.

Избежали худшего

И после всего этого последовала попытка сместить Эрдогана. ЕС следует, прежде всего, радоваться, что им не придется торговаться с жестким военным режимом в Турции.

Президент Эрдоган, во всяком случае, избран народом, но он все более явно демонстрирует авторитарные тенденции. Поведение его после попытки переворота указывает на то, что он полагает, что сейчас у него развязаны руки.

Просят уважать правовое государство

Реакция Меркель свидетельствует о растущей озабоченности. Так же, как и другие, она высказывает поддержку демократическим институтам в Турции, но отличается более жестким выбором лексики.

«Это трагедия, что попытка переворота потребовала так много жизней, кровопролитие в Турции должно быть немедленно остановлено», — заявила она в субботу.

Меркель подчеркнула, что танки на улицах и бомбежка собственного народа — нарушение закона, но просила Эрдогана отнестись к путчистам в соответствии с принципами, действующими в правовом государстве.

Использует жесткие средства

Слова Меркель прозвучали в то время, когда турецкие власти отправляют в отставку судей, производят массовые аресты и угрожают вновь ввести смертную казнь. Путчистов клеймят как террористов.

Говорят, что Меркель — одна из очень немногих западных политиков, к которым Эрдоган прислушивается.

Во время попытки переворота ходили слухи, что президент бежал и собирается просить убежище в Германии. Утверждения оказались ложными, но не лишенными логики. Две страны связывает многое, и лица турецкого происхождения в Германии являются самым большим этническим меньшинством.

Германия как образец для подражания

Создатель современной Турции, Мустафа Кемаль Ататюрк, восхищался Германией и рассматривал эту страну как образец для своей собственной.

Возможно, у Меркель есть оружие для того, чтобы авторитарную Турцию никогда не впустили в европейскую семью. Но уверенности в том, что это произведет большое впечатление на Эрдогана, нет.

Проблема состоит в том, что европейцы из-за своей собственной нерешительности попали в зависимость от Турции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.