В этой колонке недавно прозвучал прогноз о том, что Россия обнародует украденную электронную переписку накануне президентских выборов в качестве «октябрьского сюрприза». Но первый сюрприз появился раньше, когда на прошлой неделе была опубликована переписка, украденная из компьютерных сетей Национального комитета Демократической партии, председатель которого подала в отставку из-за подтасовок на праймериз в пользу Хиллари Клинтон.

Ждите новых сюрпризов перед выборами. В руках у Владимира Путина находится беспрецедентный объем украденной переписки, и он может осуществить вброс в удобное для себя время. Москва разработала амбициозную стратегию информационной войны, которая выходит далеко за рамки президентских выборов. Израильский аналитик Дима Адамский (Dima Adamsky) написал в прошлом году, что российская «информационная борьба» включает «технологические и психологические компоненты, призванные манипулировать картиной реальности противника, дезинформировать его, а также вмешиваться в процесс принятия решений на уровне руководителей, организаций, государств и обществ».

По мнению экспертов по безопасности, Россия украла все 63 тысячи электронных посланий Клинтон на посту госсекретаря, в том числе, те 33 тысячи писем, которые она удалила. Позже Москва пополнила этот информационный массив, взломав компьютеры фонда Клинтона и Госдепартамента. Это значит, что у Путина есть три источника информации, чтобы проверить подозрительные связи между Клинтон и донорами, вносившими многомиллионные вклады в ее фонд, включая авторитарные государства и дружков-капиталистов, а также те услуги, которые оказывал им Госдепартамент при Хиллари Клинтон.

По мнению Адамского, цель России состоит в том, чтобы вызвать «разочарование и недовольство государством, а также дезорганизовать власть, военное командование и органы контроля и управления». Трудно себе представить что-то более разочаровывающее американцев, чем опубликование Россией писем, которые Клинтон отказалась предать огласке даже по решению суда.

В написанной в 2014 году работе «Анатомия российской информационной войны» польский аналитик Иоланта Дарчевска (Jolanta Darczewska) ищет корни российской теории информационной войны в сталинской программе спецпропаганды 1940-х годов. В последнее время ветеран КГБ Владимир Путин расширил границы информационной войны, включив в нее понятие «манипулирование информацией». Оно среди прочего означает «использование подлинной информации таким образом, чтобы это вызывало ложные последствия», а также дезинформации, сфабрикованных сведений и шантажа.

Россия осуществляла атаки на эстонские государственные вебсайты и взламывала компьютерные системы украинской избирательной комиссии за несколько дней до голосования. В прошлом году один немецкий следователь пришел к выводу о бездоказательности утверждения WikiLeaks о том, что Агентство национальной безопасности осуществляло прослушивание мобильного телефона Ангелы Меркель. Возможно, именно дезинформация вбила клин в отношения между США и Германией. Манипулирование информацией со стороны России имеет целью поставить людей в неловкое положение и воспрепятствовать честной коммуникации, показав, что власти не в состоянии защитить конфиденциальную связь.

Либералы, относившиеся к Эдварду Сноудену и Джулиану Ассанжу как к героям, сегодня обижены тем, что WikiLeaks распространила информацию, украденную русскими у Национального комитета Демократической партии.

Журналист Франклин Фоер (Franklin Foer) на прошлой неделе пожаловался на страницах Slate, что «ужасное нарушение неприкосновенности частной жизни» руководителей Демократической партии будет иметь «тревожные последствия», подорвав возможности «честного общения». Именно в этом заключалась цель хакерской кражи сотен тысяч американских дипломатических телеграмм, которые затем в 2011 году были обнародованы WikiLeaks через New York Times и лондонскую Guardian.


«Наша цель — не в том, чтобы создать более прозрачное общество», — рассказал в 2010 году Time основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж. Цель заключается в том, чтобы вынудить американских руководителей «запереться изнутри и разъединиться». В этом случае «они будут не столь эффективны, как прежде».


Что можно сделать с этой информационной войной? Дональда Трампа на прошлой неделе раскритиковали за то, что он призвал Россию опубликовать переписку Клинтон. Но обнародовать их самим — это лучший способ лишить Путина преимуществ, которыми он обладает, храня эту переписку у себя. Шпионящий за Вашингтоном союзник США, такой, как Израиль или Франция, окажет американцам услугу, опубликовав свой экземпляр писем Клинтон. В противном случае Москва сможет сделать эти письма достоянием гласности по своему собственному графику и в соответствии со своим планом. Она может также превратить эту переписку в инструмент шантажа Клинтон, если та попадет в Белый дом. Американские избиратели должны знать то, что известно Путину.


Администрация Обамы весьма пассивно реагирует на путинскую информационную войну — и даже не хочет официально признавать ее существование. Лучшей стратегией сдерживания для Вашингтона стал бы симметричный ответ. Соединенные Штаты могут взломать банковские счета Путина и опубликовать данные о том, как он обогатился на посту президента. Американская прокуратура может использовать полученную информацию для предъявления обвинений путинским дружкам, а также лишить въездных виз их коллег и родственников.

Несмотря на возмутительные хакерские атаки России, директор Национальной разведки Джеймс Клэппер на прошлой неделе ограничился следующим заявлением: «Будет справедливо сказать, что Владимир Путин ведет с США асимметричную низкоуровневую войну». А поскольку администрация Обамы не наносит ответные удары, Путин одерживает одну победу за другой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.