Вчерашние заявления высших должностных лиц России и США свидетельствуют о серьезном изменении стратегии двух супердержав по сирийскому вопросу, об изменении их политического влияния на всем Ближнем Востоке.

Первое: в интервью агентству «Интерфакс» постоянный представитель РФ в ООН Алексей Бородавкин подчеркнул, что «Москва считает, что Вашингтон больше не требует немедленной отставки Асада», добавив, что «США в некоторой степени изменили свою позицию по этому вопросу. Она сводится к тому, что Асад по-прежнему не рассматривается в качестве политического будущего Сирии, но США больше не требуют его немедленной отставки». А заявления саудовской оппозиции больше не находят поддержки у западных партнеров, потому что все понимают, что уход Асада будет означать повторение ливийского и иракского сценария в Сирии.

Второе: министр обороны США Эштон Картер в интервью в Северной Каролине подтвердил, что «обсуждается возможность усиления давления на ИГИЛ с юга с помощью наших партнеров в Иордании, а также отделения иракского театра военных действий от сирийского».

***

Российские делегаты не позволяют себе случайных слов — каждое их высказывание тщательно просчитано, соотносится с поставленными целями и в большинстве случаев согласовано с высшим руководством. Определенные сообщения охватывают не одно направление — именно к подобным сообщениям относятся заявления постоянного российского представителя в ООН. Что можно понять из его высказываний? Вопрос, останется Асад или нет, уже не будет приоритетом двух сверхдержав в обозримом будущем. Требования саудовской оппозиции и Адель Аль-Джубейра вызывают неодобрение на Западе, и большинство из них имеют обратный эффект для них самих.

Сейчас основное внимание будет уделяться борьбе с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.), рождающему атмосферу страха и нестабильности в странах коалиции, таких как Франция, Германия и Америка.

Европа и ее органы безопасности не имеют достаточного опыта, чтобы отразить волну атак террористов-смертников. Кроме того, большинство экспертов сходятся во мнении, что деятельность «воинствующих джихадистских» группировок сейчас находится на подъеме, и они успешно проникают в европейское социальное пространство, в том числе посредством миграции.

В журнале «Исламского государства» вчера было опубликовано подтверждение того, что сирийский самоубийца Мухаммад Далиль или «Абу Юсеф Карар», взорвавший себя в кафе в немецком городе Ансбах и ранивший 15 человек, был боевиком «Исламского государства в Ираке», прежде чем он вернулся в Алеппо, где присоединился к «Джебхат Ан-Нусра» (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) и присягнул на верность «Исламскому государству» за неделю до своей атаки. Такая же история была и с террористом, устроившим теракт в Ницце, и этот список можно продолжать.


Возможно, изменение позиций турецких властей ради сдерживания экономических и политических последствий неудавшегося переворота оказалось в интересах самой Турции. Она, возможно, навсегда вышла из сирийского кризиса и, предполагается, больше не будет поддерживать сирийскую оппозицию, как это было последние пять лет. Начало диалога с правительством Асада вместе с новым старым союзником Россией уже не станет неожиданностью. Также не вызывает удивления тревога и молчание сирийской оппозиции и их сторонников, проживающих в Стамбуле и Саудовской Аравии. Эта ситуация затягивается из-за неопределенности позиций Турции и Запада в отношении друг друга.

Война против «Исламского государства» будет усиливаться в ближайшее время, и слова министра Картера об открытии южного фронта при участии Иордании — дополнительное тому подтверждение. Маловероятно, что силы «Новой сирийской армии» отправятся с территории Иордании в районы Дейр Аз-Заур и Ракка, опорные пункты ИГИЛ, особенно в свете того, что США заявили о намерении послать в регион 250 солдат и офицеров.

Предыдущий американский план, нацеленный на возвращение Ракки, опирался на помощь «Новой сирийской армии», члены которой были подготовлены в Иордании и Турции. Однако он провалился: бойцы НСА бежали при первой же встрече с «Исламским государством». Может быть, в этот раз план наступления с юга, а не с севера будет более успешным?

***

У нас нет четкого ответа, однако можно предположить, что после потери Рамади и Фаллуджи «Исламское государство» сократит свою площадь и даже может быть уничтожено. Однако ИГИЛ расширяет свою террористическую сеть в Европе и Америке, Афганистане, Ливии и Ираке (недавний теракт в Багдаде) и Сирии (теракт в Эль-Камышлы). Открытие новых фронтов в различных регионах мира означает изменение стратегии.

Аль-Джубейр — единственный, кто как мантру повторял требования ухода Асада три дня назад во время саммита в Нуакшоте (саммит Лиги арабских государств, начавшийся 25 июля в столице Мавритании Нуакшоте — прим. пер.). Однако его слова не нашли отклика. Кроме того, сирийскую оппозицию не пригласили на саммит, даже в качестве наблюдателя. Равно как не участвовали и их СМИ, в отличие от официальных сирийских медиа, которые освещали мероприятие наравне с другими арабскими СМИ.

Ситуация в Сирии меняется радикально и стремительно. «Жаркий август» будет жарким по всем направлениям, и Аллах знает лучше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.