«Бавария переживает ужасные дни», — заявил премьер-министр федеральной земли Хорст Зеехофер (Horst Seehofer). В последние недели июля на юге страны одно за другим происходят события, так или иначе вызывающие у народа страх и неуверенность в собственной безопасности.

 

Взрыв в Ансбахе стал первым самоубийством исламистского террориста на территории Германии. К счастью, на музыкальном фестивале в баварском городе не погиб никто, кроме самого сирийского беженца, взорвавшего самодельную бомбу. В результате атаки пострадали 15 человек, четверо из них получили тяжелые ранения, угрозы жизни ни для одного из раненых нет. Представители «Исламского халифата» («ИХ») поспешили заявить, что взрыв в Баварии — дело рук их «солдата». 

 

27-летний Мохаммед Далель (Mohammad Dаleel), воскресным вечером взорвавшийся у входа на территорию трехдневного поп-фестиваля Ansbach Open, предыдущие два года провел в общежитии для беженцев уютного баварского городка с населением 40 тысяч человек. Год назад Далелю было отказано в предоставлении политического убежища в ФРГ. Его должны были выслать в Болгарию, где беженец в первый раз — а позже и в Австрии — ходатайствовал о получении убежища, и оно было ему предоставлено. Но задержался будущий смертник, имевший право на ограниченное пребывание в Германии, именно в нашей стране. Он проходил лечение в психиатрической клинике и был известен полиции в связи с неоднократными правонарушениями, в том числе по делу о незаконном обороте наркотических средств. Устроивший взрыв террорист до этого дважды пытался покончить с собой — безрезультатно. На третий раз его целью стали окружающие. 

 

Смертник попробовал попасть в расположенный по соседству с Ансбахской резиденцией (сегодня в ней заседает правительство Средней Франконии) бывший манеж для верховой езды, где проходил музыкальный фестиваль, перед самым его окончанием. У Далеля не было билета, охрана не пустила его внутрь, и план пришлось изменить — спрятанная в рюкзаке бомба, начиненная гвоздями и металлическими обломками, была взорвана недалеко от входа на территорию фестиваля у заполненного людьми винного ресторана. Этот рюкзак был упакован так, чтобы взрыв повлек за собой максимальное число жертв. Счастливым стечением обстоятельств можно назвать тот факт, что конструкция бомбы оказалась не идеальной для задуманного кровопролития: возможно, взрыватель сработал, но взорвался не весь смертоносный заряд — об этом говорят повреждения на теле смертника и сравнительно низкое число пострадавших. Будь бомба собрана более профессионально или поддайся на уговоры охрана фестиваля, жертв могло оказаться значительно больше. 

 

После теракта с музыкального праздника были эвакуированы свыше двух тысяч человек. Обошлось без паники, по свидетельству представителей спецслужб люди вели себя крайне дисциплинированно. Расследование взрыва в Ансбахе, считающегося терактом, взяла на себя федеральная прокуратура. По сведениям правоохранителей в мобильном телефоне, найденном рядом с телом Далеля, записан видеоклип с признанием в верности «Исламскому халифату». Как рассказал журналистам министр внутренних дел Баварии Йоахим Херрман (Joachim Herrmann), Далель грозится в этом видео «во имя Аллаха отомстить немцам, убивающим арабов». Подтвержденных данных о реальных контактах смертника с террористами «Исламского халифата» у следствия пока нет. 

 

Федеральный министр внутренних дел Томас де Мезьер (Thomas de Maizière), комментируя сутки спустя ансбахские события, не стал исключать ни версию террористической атаки по приказу «ИХ», ни вероятность психических отклонений у смертника: с точки зрения главы МВД, возможна и комбинация обоих факторов. 

 

В превращенном в общежитие для беженцев ансбахском пенсионе Christl, где проживал сирийский смертник, найден его компьютер с роликами исламистского и салафистского содержания, а также подручные материалы, которые можно использовать для создания взрывных устройств — канистра с дизельным топливом, соляная кислота, щебенка, батарейки, паяльник и проволока. Соседи по дому утверждают, что никогда не видели Мохаммеда молящимся: религиозным фанатиком человек, который носил длинные волосы и отзывался на кличку «Рэмбо», полученную из-за развитой мускулатуры, точно не был. Далель — единственный сириец в этом общежитии — считался одиночкой, о его психических проблемах не было известно проживавшим рядом. Тем не менее удивительно, что никто из соседей — а смертнику приходилось делить свою комнату с другим беженцем — не обратил внимания на то, что будущий террорист проводит опыты с химикатами и собирает взрывное устройство. 

 

Вспомним, за нападением на пассажиров регионального поезда под Вюрцбургом (мы писали об этом в прошлом номере. На вопрос «Одинок ли „одинокий волчонок“ террора?» ответ был получен через несколько дней, и ответ этот, увы, неутешителен) последовала трагическая атака на посетителей ресторана и шопинг-центра в Мюнхене, уже за ним — террор на музыкальном фестивале. В тот же день, когда прогремел взрыв в Ансбахе, кровавые события шокировали соседний Баден-Вюртемберг. В центре Ройтлингена — в двухстах километрах от Ансбаха — средь бела дня 45-летняя женщина погибла от ударов по голове, нанесенных мачете, как сообщали все информационные агентства Германии. Нанесший эти удары 21-летний молодой человек, убегая с места преступления по центральным улицам города, по дороге поранил пятерых случайных встречных, попал под машину, был задержан полицией и помещен в больницу. Со временем мачете превратился в нож для нарезки кебаба, убитая оказалась полькой 45 лет, сотрудницей закусочной, где работал и ее убийца, громкое дело — обычным бытовым конфликтом, в ходе которого мужчина вонзил нож в свою пассию. 

 

События в Ансбахе и Ройтлингене объединяет одно: баварский смертник и баден-вюртембергский «Отелло» — беженцы из Сирии. Оба попадали в полицию из-за наркотиков и насилия, оба оказались опасными психами, но один достоин лишь криминальной хроники, а другой пошел убивать «во имя Аллаха» жителей страны, которая его приютила. Оксенфурт, где до недавнего времени жил еще один убийца — афганский беженец, напавший на пассажиров пригородного поезда с топором и ножом, отделяют от Ансбаха всего шестьдесят километров. 

 

2016 год, оказывающийся чрезвычайно «урожайным» на исламистские террористические атаки, принес их и в Германию, а с ними — страх и ненависть, лишил страну привычного покоя и вносит дальнейший разлад в общество, и без терактов с трудом способное преодолеть последствия прошлогоднего неограниченного притока в страну новых иммигрантов. Опасность и трагичность терактов не только в наличии жертв: на фоне кровавых событий последних недель Федеративную Республику неминуемо ждут бурные продолжительные дискуссии о будущем страны. С беженцами или без них эти споры приведут к дальнейшему размежеванию общества: спровоцированное внешними факторами, оно не нужно, не продуктивно и бессмысленно. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.