В годы войны в Финляндии контроль над общественным мнением и поддержание боевого духа были важнее свободы слова. Как бы ситуация сложилась сейчас?

Финляндия участвовала в войне против Советского союза, закончившейся в 1944 году поражением.

Вейкко Эннала (Veikko Ennala), работавший фронтовым корреспондентом, а позже ставший известным как журналист газеты Hymy, написал в то лето циничный репортаж с фронта о том, как он поменял «тесную землянку на уютную спокойную комнату, находящуюся на безопасном расстоянии от передовой».

«…в которой я придумываю замечательные предложения для восхваления войны и изображения неослабевающего упорства и неотступной воли; в которой, подобно подрядчику, я создаю героев из шин грузовиков и пулеметчиков», — писал Эннала.

Самокритичная статья Энналы, конечно, попала в зубы цензуры. Командир роты информационного обеспечения и информационный отдел штаба единогласно решили, что статья не подходит для публикации в газете и для прочтения на внутреннем фронте. Задача фронтового корреспондента заключается не в том, чтобы рассказывать голую правду, а в поддержании боевого духа.

Хелена Пилке (Helena Pilke) изучила цензуру, затронувшую фронтовых корреспондентов, в своей книге «Публикация запрещена» (Julkaiseminen kielletty, 2011).

По словам Пилке, статьи, написанные служащими роты информационного обеспечения, проверялись, по крайней мере, дважды перед публикацией в газете. Сначала статьи проверял командир роты, а потом информационный отдел штаба.

Ни одна газета в годы войны не была свободна от цензуры. В редакциях крупных газет работал собственный цензор, а небольшие редакции относили свои публикации местным цензорам, которые, как минимум, просматривали заголовки и темы статей.


Статьи, которые отправляли сотрудники рот информационного обеспечения и Государственного информационного ведомства, не очень активно публиковались в финских газетах. Например, Uusi Suomi, Aamulehti и Suomen Kuvalehti очень активно брали статьи рот информационного обеспечения, а Suomen sosialidemokraatti занималась подобными публикациями реже.

Писатель Мика Валтари (Mika Waltari), писавший статьи, заметки и репортажи, будучи на службе Государственного информационного ведомства, позже вспоминал, что если небольшие газеты решали не брать официальный материал информационного ведомства, оставлялись только сообщения о погибших.

В газетах на внутреннем фронте часто можно было прочитать о жестокости и потерях врага, но собственные потери замалчивались. В сентябре 1941 года гордость финского флота броненосец Ильмаринен подорвался на мине. Публикация рассказов очевидцев была запрещена. В газетах не появилось ни слова о катастрофе, унесшей жизни 300 человек.

По словам Хелены Пилке, сообщения служащих рот информационного обеспечения о противнике были порой совершенно дикими. Русских уничижительно называли «ryssät», хотя информационный отдел штаба это запрещал (нейтральное обозначение для «русских» в финском языке — venäläiset — прим. пер.). На внутреннем фронте читали бы в основном об ужасающей жестокости противника, от партизанской деятельности до каннибализма, если бы самые невероятные статьи не оставались в папках цензуры.

После того, как советско-финская война завершилась прекращением огня и Московским перемирием в сентябре 1944 года, во внешней политике Финляндии произошла сильная перемена. Со старым врагом внезапно надо было установить хорошие отношения.

«Ситуация в послевоенные годы была еще запутанной, так что цензуру все еще считали необходимой. Она, конечно, значительно смягчилась, но, например, статьи об иностранных государствах все еще подвергались цензурной проверке», — рассказывает Пилке.

Военная цензура существовала до Парижского мирного договора 1947 года.

А что, если Финляндия сейчас будет участвовать в войне? Может ли свобода слова уступить национальной безопасности так же, как это было в годы предыдущих войн?

В исключительных условиях общественный порядок должен обеспечить закон от 2011 года о приведении войск в состояние боевой готовности, а в особо тяжелой ситуации, как, например, в случае войны, закон об оборонительных действиях 1991 года. В случае необходимости проведения оборонительных действий Государственный совет, возглавляемый премьер-министром, в соответствии с этим законом наделен правом контролировать деятельность СМИ, проверять программы и передачу информации, изымать некоторые части или даже полностью приостановить передачу информации, если источник публикует данные, не подлежащие разглашению.

Координатор Государственного совета по информации в случае кризиса Петри Кекяле (Petri Kekäle) сообщает по телефону, что в таком случае речь не будет идти о предварительной цензуре. Заседание Государственного совета будет принимать решения о работе СМИ в соответствии с ситуацией.

Для того, чтобы применить закон о начале оборонительных действий, ситуация должна быть критической. Таким образом, даже из-за теракта, имеющего серьезные последствия, деятельность СМИ не будет ограничена.

Мир изменился с того времени, когда Финляндия в последний раз участвовала в войне. В случае необходимости государства могут эффективно отслеживать деятельность СМИ, но полный контроль за информацией все же невозможен. Цензура печати и интернета все еще осуществляется в России, Турции и Китае, но можно найти много путей, чтобы ее обойти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.