Когда на встрече с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в Китае президент Реджеп Тайип Эрдоган сказал: «Глава нашей разведки тоже здесь», — Путин, по версии газет, пошутил:

«Если глава разведслужбы есть, тогда нам не о чем говорить, он вам уже, наверное, все доложил».

Не знаю, посмеялся ли президент и сопровождавшая его делегация в ответ на это замечание, но Хакан Фидан (Hakan Fidan, глава Национальной разведывательной организации Турции (MİT) — прим. пер.), должно быть, покраснел.

И, на мой взгляд, Путин не шутил; в лучшем случае это можно назвать «сарказмом».

Шутка, как говорится, должна быть безобидной. А это больше походит на насмешку.

Потому что Фидан, который должен обо всем докладывать президенту, к сожалению, ни о чем не доложил, а то, о чем доложил, пошло не так!

Вернемся на несколько дней назад. Вовремя не узнав об одной из крупнейших катастроф, которая могла обрушиться на нашу страну, Фидан не сумел сообщить об этом президенту и премьер-министру. Поэтому мы столкнулись с большой опасностью государственного переворота.

Только представьте, один из офицеров-путчистов, давая показания в прокуратуре, рассказал, что о подготовке переворота говорили с прошлого мая!

А значит, до 15 июля то, о чем говорили с мая, не доходило до уха MİT. Чем мы это объясним?

И о террористах-шариатистах, которые проходили обучение за границей, а затем возвращались на родину, своевременно не удалось узнать. Из-за взрывов в наших городах погибли сотни людей, сотни получили ранения, туризму и экономике был нанесен сильный удар.

Сирийский вопрос — это отдельное фиаско!

Если бы MİT обладала надежными источниками информации, которые позволили бы предусмотреть, что режим Асада сможет столько продержаться, сегодня нашим военнослужащим не нужно было бы проводить операцию на территории Сирии.

Эта насмешка Путина должна была ранить президента в сердце.

Но как бы то ни было, он еще какое-то время потерпит коня на переправе.

Преступление и наказание носят личностный характер

Имама банды гюленистов в военно-воздушных силах Адиля Оксюза (Adil Öksüz), одного из вдохновителей переворота, никак не удается поймать.

Но зато была задержана теща Оксюза Хатидже Йылдырым (Hatice Yıldırım).


Вы, вероятно, видели фотографии в газетах, на которых полицейские везли бедную престарелую женщину в инвалидном кресле.

Какую роль она в таком состоянии могла играть в планировании переворота и какую деятельность осуществлять от имени банды гюленистов — неясно.

То есть, пока они не могут поймать Адиля Оксюза, они взяли его тещу.

А у Дилек Дюндар (Dilek Dündar), жены Джана Дюндара (Can Dündar, турецкий журналист, который в ноябре 2015 года был арестован за публикацию материала о том, как турецкая разведка поставляла оружие боевикам-исламистам в Сирии — прим. пер.), при выезде за границу в аэропорту конфисковали паспорт.

Дилек Дюндар не подлежит судебному преследованию за какое-либо преступление. Ее причастность к какому бы то ни было преступлению не установлена.

Но у нее конфискуют паспорт, потому что она жена Джана Дюндара, которого хотят посадить в тюрьму за статью о грузовиках MİT.

Универсальные принципы уголовного права снова игнорируются.

Нет преступления, нет наказания без закона.

В нашем Уголовном кодексе нет такого преступления, как быть тещей или женой обвиняемого.

С другой стороны, преступление и наказание носит персонифицированный характер.

Никто не может быть наказан за чужое преступление. На латыни это звучит так: Nemo punitur pro alieno delicto!

Такие меры показывают, что Турция быстро отдаляется от правового государства.

И это только на руку путчистам!

Историям о жертвах таких практик очень многие внимают на Западе, потому что у них подобные вещи немыслимы.

Я действительно сомневаюсь: за всем этим стоят тайные участники банды гюленистов?

Опасность отступления от закона

В так называемом «полицейском государстве» в государственном управлении царит не закон, а произвол.

В полицейском государстве деяние, которое сегодня не является преступным, завтра легко может стать преступлением. И не просто стать преступлением; граждан могут привлечь к ранее не существовавшей ответственности, даже лишить свободы.

И от праздника «демократии» после попытки переворота Турция словно скатывается в эту пропасть.

Сегодня людей, которые в свое время откладывали часть своей зарплаты под проценты в Bank Asya (турецкий банк, обвиняемый руководством страны в связях с деятельностью Фетхуллаха Гюлена — прим. пер.), могут выгонять с госслужбы и даже брать под арест.

Неужели тогда это было преступлением — открывать вклады и счета в Bank Asya? Нет, не было.

Здесь речь идет о банке, который был создан и контролировался в соответствии с законодательством Турецкой Республики.

Если кто и виноват, то это правительственные чиновники, которые до вчерашнего дня не заметили, какой цели служит этот банк, а не несчастные уборщицы, сторожи, преподаватели и госслужащие.

Арестованы такие журналисты, как Назлы Ылыджак (Nazlı Ilıcak), Шахин Алпай (Şahin Alpay), Али Булач (Ali Bulaç), Лале Сарыибрахимоглу (Lale Sarıibrahimoğlu), Нурие Акман (Nuriye Akman), Арда Акын (Arda Akın), Ахмет Туран Алкан (Ahmet Turan Alkan). Журналисты Эюп Джан (Eyüp Can), Явуз Байдар (Yavuz Baydar), Эргун Бабахан (Ergun Babahan) находятся в розыске.

Вина их, судя по всему, в том, что они работали в газетах, финансируемых джамаатом.

Они не участвовали в попытке переворота и не входили в руководящие ряды банды.

Тогда зачем нужен их арест? Затем, что так хочет руководство страны.

Слов «я заблуждался» становится недостаточно, чтобы избежать обвинения в этом преступлении, и журналистов, пытающихся защитить себя таким образом, заключают под стражу!

Это не правовая, а произвольная практика, и она имеет склонность к распространению.

По указу, который, как утверждается, был выпущен с целью очистить государство от гюленистов, работы лишились ученые, не имеющие какого бы то ни было отношения к этой банде, и многие преподаватели.

Все дальше отступая от закона, вы утрачиваете силу бороться с этой бандой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.