Страсбург — Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что делегация Украины может прекратить свое участие в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) в ответ на возможное признание полномочий делегации России после выборов в Госдуму, которые должны состояться 18 сентября — в том числе и в аннексированном украинском Крыму. Почему украинская делегация готова прибегнуть к такому радикальному шагу, в интервью DW объяснил председатель украинской делегации в ПАСЕ, народный депутат Украины Владимир Арьев.

Deutsche Welle: Господин Арьев, насколько серьезно украинская сторона рассматривает отказ от участия в ПАСЕ в случае, если ассамблея примет решение восстановить полномочия российской делегации?

Владимир Арьев: Мы не принимаем политику «икорной дипломатии» (лоббистская стратегия, отношения, базирующиеся на подкупе. — прим. ред.), которую одни страны Совета Европы проводят, а представители других — принимают. Прежде всего мы ориентируемся на принципы Совета Европы, которые четко прописаны в его уставе. Если они нарушаются самой организацией, то возникает вопрос: что нам в ней делать? Как выполнять ее резолюции, как реагировать на ее рекомендации, если она сама отказывается от собственных требований и принципов?

Посмотрите, в отношении России было принято три резолюции: одна в 2014 году и две в 2015-м. Ни один из их пунктов на сегодня Россией не выполнен. То есть уровень санкций, предусмотренных уставом Совета Европы и регламентом ПАСЕ, должен быть как минимум сохранен. Это логично. Иначе нам еще и извиняться придется перед Россией, которую вроде бы ни за что лишили некоторых прав в ПАСЕ. Хотя мы понимаем, что тот шаг был вполне обоснован правилами ассамблеи.

И самое главное. Если в состав новой российской делегации войдут депутаты, избранные голосами в оккупированном Крыму, то это непосредственно будет означать, что ассамблея принимает российскую юрисдикцию в украинском Крыму, а это противоречит международному законодательству. В таком случае ассамблея нарушит международное право, поскольку впервые в новейшей истории выборы будут проходить на территории оккупированного государства в парламент государства-оккупанта.

Наша позиция такова: мажоритарщики, избранные в Крыму, а также депутаты Госдумы, избранные по партийным спискам, не могут представлять Россию ни в одной международной делегации. Если эти принципы не будут соблюдены ассамблеей, то мы не знаем, что нам дальше там делать.

— Если все-таки обстоятельства сложатся неблагоприятным образом, кто именно будет принимать решение об отказе от участия Украины в ПАСЕ?

— Украинская делегация. Мы, конечно, будем принимать во внимание все нюансы, которые возникнут на тот момент.

— А вы не боитесь, что если Украина откажется от участия в ПАСЕ, то международное сообщество негативно отреагирует на этот шаг?

— Я считаю, что международное сообщество обязано негативно реагировать на возвращение российской делегации в ПАСЕ вопреки международному законодательству. И мы должны на этом настаивать. Совет Европы и, в частности, ПАСЕ базируются на принципах, которые поддерживаются всеми 47 странами-членами. Если принципы изменяются или отменяются в угоду одной стране, то это снижает уровень доверия и влиятельность такой организации. Поэтому я не боюсь международной реакции, а считаю, что мир должен окончательно определиться: он выступает за право силы или за силу права.

— Пригласила ли Москва мониторинговую миссию ПАСЕ на выборы в Госдуму?

— Нет, миссию ПАСЕ в Россию не пригласили. Мы увидели лишь реверансы председателя ПАСЕ и лидеров некоторых политических групп ассамблеи (визит председателя ассамблеи Педро Аграмунта и лидеров некоторых политических групп ПАСЕ в Москву состоялся 6-7 сентября. — прим. ред.).

— Правда ли, что в ПАСЕ существует негласное джентльменское соглашение, не позволяющее руководству ПАСЕ посещать страну за две недели до выборов?

— Действительно, такое соглашение есть. И мы были неприятно поражены этим визитом накануне выборов. Ведь он может рассматриваться как определенное проявление поддержки российской власти. И я не думаю, что все члены групп либералов или социалистов в ПАСЕ были в восторге, что их лидеры побывали в Москве перед самой датой выборов.

— По вашей информации, какие настроения царят сегодня среди депутатов ассамблеи по отношению к Украине и к российской делегации?

— В связи с ростом влияния популистских партий в национальных парламентах стран-членов СЕ симпатии ПАСЕ разделились примерно где-то 60 на 40 в нашу пользу. Но я не хотел бы сейчас делать каких-либо прогнозов. Многие считают, что Россию надо наказывать, но одновременно нужен, мол, диалог, чтобы открыто все высказывать российской делегации. На что я всегда отвечаю: мы можем иметь диалог, но какова его цель? Россияне не хотят обсуждать ключевые моменты: тематику Крыма, вывода оккупационных войск с Донбасса. Поэтому разговоры о диалоге с Россией — это на сегодня всего лишь красивые слова, прикрывающие коррупционную политику внутри ПАСЕ по поводу возврата России в ассамблею — возможно, и триумфального, который чуть ли не вынудит Совет Европы изменить свои правила и принципы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.