Вашингтон — Частичное перемирие в сирийской гражданской войне — это хорошая новость. Однако ей нельзя позволить заслонить собой новое опасное обстоятельство, а именно формирование российско-иранской военной оси, которая может разрушить все надежды на стабильность на Ближнем Востоке и на сдерживание глобальных амбиций России в будущем.

Масштабы российско-иранского сотрудничества проявились в августе, когда Россия воспользовалась иранской военной базой для проведения воздушных операций на территории Сирии. Американские чиновники тогда заявили, что в этом событии нет ничего удивительного и что оно носит тактический характер, а некоторые чиновники Ирана подчеркнули, что России был предоставлен лишь разовый доступ для проведения конкретной контртеррористической операции. Однако, говоря о прекращении доступа российских ВВС к иранской авиабазе,  представитель министерства иностранных дел Ирана употребил словосочетание «пока что», недвусмысленно намекнув, что в будущем Россия может снова получить этот доступ.

В действительности российско-иранское сотрудничество в военной сфере продолжает стремительно развиваться. В его основе лежат совпадающие интересы России, которая соперничает с Западом за стратегическое влияние на Ближнем Востоке, и Ирана, который стремится доминировать в региональной политике.

За последние несколько десятилетий только Америка и ее союзники могли использовать военную базу в одном ближневосточном государстве, чтобы наносить удары по целям на территории другого государства. Теперь Россия продемонстрировала свою способность делать то же самое, и, по мнению некоторых командиров иранской армии, скоро могут начаться совместные российско-иранские военно-морские учения, а Россия может получить право пользоваться иранскими военно-морскими базами в Персидском заливе.


Между США и Россией нет никакой холодной войны. Тем не менее, Америка заинтересована в том, чтобы помешать России и Ирану объединиться против Запада. Если этот альянс примет форму единого фронта, подкрепленного армиями этих стран, Иран станет гораздо менее сговорчивым в своих попытках проецировать влияние на Ближнем Востоке, в то время как Россия тоже будет пытаться восстановить там влияние со своей стороны.

Россия и Иран уверены, что Америка может блокировать их экспансионистские амбиции. Поэтому они стремятся заручиться поддержкой друг друга. Они сотрудничали в вопросах управления Средней Азией и Кавказом с момента распада Советского Союза в 1991 году. Летом этого года президенты этих стран посетили столицу Азербайджана Баку, доказав единство своих позиций на Кавказе.

В ходе сирийской гражданской войны Иран и Россия обменивались разведданными и координировали военные операции. Кроме того, Россия отправила в Иран современные ракеты класса «земля-воздух». Незадолго до вмешательства России в сирийский конфликт примерно год назад генерал Касем Сулеймани (Qassim Suleimani), который командует спецподразделением «эль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции, посетил Москву. В последние два года американские и арабские чиновники не раз говорили мне, что Корпус стражей собрал самых разных шиитских боевиков, от членов ливанской группировки Хезболла до добровольцев из Ирака, Ирана и Афганистана, в войско, насчитывающее несколько десятков тысяч бойцов. Эти боевики приобретают боевой опыт под руководством Корпуса стражей, и, когда сирийская война закончится, они могут стать ценным активом российско-иранской оси.

Чтобы противостоять им, США увеличивают поставки американского оружия региональным противникам Ирана во главе с Саудовской Аравией. Однако у этого шага есть и негативная сторона, поскольку он дает иранским сторонникам жесткой линии лишний повод для укрепления военных связей с Россией.

Эскалация борьбы за военное превосходство — это лишь одна из возможных интерпретаций стратегической политики. Другая заключается в том, что, будучи далекими от победы в Сирии, Россия и Иран просто удваивают ставки в их отчаянных попытках сохранить режим сирийского президента Башара аль-Асада. Но пока идет эта война, в которой ни одна сторона сейчас не может приблизиться к победе, ни Иран, ни Россия не смогут приблизиться к экономическому подъему и включению в глобальное экономическое сообщество, на которые надеются населения этих стран.

Эта сложная ситуация предоставляет Америке шанс проявить себя. В Иране Корпус стражей и другие сторонники жесткой линии являются далеко не единственными игроками. Президент Хасан Рухани (Hassan Rouhani) и его министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф (Mohammad Javad Zarif) поставили свои политические репутации на рост процветания вследствие  налаживания новых отношений с Западом, а тесное российско-иранское военное сотрудничество в значительной мере усложняют эту задачу. Более того, умеренные силы Ирана с осторожностью относятся к союзу с Россией. Они помнят, как имперские амбиции России лишили Иран части его территорий в 19 веке. Это может стать предметом разногласий между сторонниками жесткой линии и умеренными силами.

К счастью, пока у США есть все шансы достичь этой цели. Во-первых, США должны приложить больше усилий для того, чтобы положить конец войне в Сирии. Текущее перемирие может в этом помочь только в том случае, если американские дипломаты воспользуются паузой для начала серьезных переговоров по вопросу о политическом урегулировании. США также должны убедить Иран и его арабских соседей отказаться от соперничества в регионе, поскольку эта напряженность толкает Иран к сближению с Россией. Какими бы недостижимыми ни казались эти цели сейчас, они могут стать более реалистичными, если президента России Владимира Путина удастся убедить в том, что бесконечная война и рост напряженности в отношениях с Западом помешает России восстановить ее экономику.

Чтобы опровергнуть аргументы в пользу налаживания связей с Москвой, иранским умеренным политикам необходимо продемонстрировать иранцам экономические результаты ядерного соглашения, подписанного в прошлом году. Поэтому Америке нужно предложить ощутимые экономические стимулы в обмен на обещание не предоставлять России иранские порты и воздушные базы для проведения военных операций.

Теперь, когда в сирийском конфликте снова наступил период попыток урегулирования дипломатическими средствами, Америке следует использовать экономический потенциал ядерного соглашения, чтобы укрепить позиции тех, кто считает, что будущее Ирана должно быть связано с Западом, а не с Кремлем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.