Эдвард Сноуден, бывший подрядчик Агентства национальной безопасности (АНБ), разоблачивший три года назад программу слежки федерального правительства, имеет своих почитателей. После неизбежного появления фильма Оливера Стоуна в эти выходные почитателей у него стало еще больше. Вопрос о том, заслуживает ли Сноуден помилования, как утверждают правозащитники, устроившие новую национальную кампанию одновременно с выходом фильма, весьма сложный, но президент Обама должен ответить на этот вопрос отрицательно.

Защитники Сноудена не отрицают, что он нарушил закон, не говоря уже о присяге и обязательствах по контракту, когда скопировал и сохранил 1,5 миллиона секретных документов. Вместо этого они утверждают, что благородные намерения Сноудена и последовавшие благодаря его разоблачениям изменения в политике оправдывают эти действия. В частности, он предал гласности многие из своих документов, в том числе, через журналистов, работающих на «Вашингтон Пост», и американское общественное мнение впервые узнало, что АНБ собирает «метаданные» о внутренних телефонных звонках, то есть, сведения о времени звонка и того, кому был сделан звонок, без прослушивания его содержания, причем делает это массовым образом, не получая судебного ордера на каждый случай. Программа была весьма спорной, а, возможно, представляла собой прямое нарушение федерального закона о наблюдении, и создала серьезную угрозу для частной жизни. В результате Конгресс и президент провели ряд корректирующих законов. Справедливо сказать, что этим мы обязаны Сноудену.


Но сложность в том, что Сноуден сделал не только это. Он также украл и выдал информацию о другой иностранной программе АНБ под названием PRISM по наблюдению за интернетом. Эта программа была как легальной, так и не угрожала вторжением в частную жизнь. Она также не была постоянной, и ее срок истекает на следующий год. Что еще намного хуже, он передал и информацию о чисто оборонительных международных операциях спецслужб: о сотрудничестве со скандинавскими разведками против России, о слежке за женой соратника Усамы бин Ладена. Вдобавок, была предана гласности информация о наступательных кибероперациях против Китая. На данный момент неизвестно о каком-либо ущербе, реальном или предполагаемом, причиненном американцам в результате программы сбора метаданных, которую предал огласке Сноуден. В отличие от этого, его разоблачение законных иностранных операций по сбору разведывательной информации, причинило, вероятно, «грандиозный ущерб» национальной безопасности, согласно докладу, подготовленному представителями обеих партий в комитете Палаты представителей по разведке. О какой высшей цели идет речь в данном случае?

В идеале Сноудену следует вернуться домой и объяснить все это перед жюри своих коллег. Такое поведение соответствовало бы лучшим традициям акций гражданского неповиновения, участники которых были готовы пойти в тюрьму за свои убеждения. По его словам, это неприемлемо, так как американские законы о защите секретности не позволяют ему использовать высокие цели и положительные последствия как аргументы в свою защиту, что является правдой, хотя и непонятно, как закон мог бы допустить это, не создав огромную брешь для организаторов утечек информации. (Сноуден сам подрывает свой образ борца за свободу, найдя убежище в России Владимира Путина, который не имеет привычки миловать тех, кто делал разоблачения на его счет).

Вторым хорошим выходом могла бы стать сделка, в рамках которой Сноуден принял бы долю уголовной ответственности за свои деяния, а правительство США проявило бы к нему определенное снисхождение в знак признательности за его вклад. В этом, похоже, все еще не заинтересована ни одна из сторон. Полное помилование при этом создаст плохой перекос.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.