Diena: Итоги выборов  в Госдуму России вас чем-то  удивили?

Карлис Даукштс: Для меня сюрпризов  не было, думаю, что и для других  политологов тоже. Результат выборов  в Госдуму фактически был запрограммирован  всей прежней деятельностью власти — этот похожий на римскую квадригу (часто встречающееся в архитектуре изображения колесниц, которые тянут четыре лошади) блок из четырех партий очень выгоден администрации Кремля и Путину лично. Для него Госдума — это лишь подтверждение легитимности, возможность продемонстрировать механизм народной поддержки.

— Мне как раз  хотелось задать вопрос о партиях, которые, кроме «Единой России», будут представлены в Госдуме. На ваш взгляд, они нужны только  для того чтобы продемонстрировать, что есть демократия?

— Все эти выборы —  по сути, имитация выборов. Правда, это также нечто вроде предварительного  шага, пролога в подготовке к  намного более важным — президентским  выборам. Когда они состоятся  — об этом в Кремле еще  идут дискуссии. Возможно, президентские выборы состоятся раньше, чем планировалось, — уже в 2017 году, потому что позже с ухудшением экономической ситуации и ростом недовольства могут возникнуть проблемы.

— Не ожидали  ли западники, вводя санкции, что  недовольство властью в России  уже давно должно было наступить?

— Знаете, по-моему, западники  недооценили (и мы тоже зачастую  недооцениваем) сильный патриотизм, традиционное отношение к России  как к осажденной крепости, широко  распространенную в России идею  о борьбе против внешнего врага. Волна патриотизма, которой очень мощно содействуют СМИ (можно сказать, что в голосовании фактически участвовал телевизор), характеризует нынешнюю атмосферу в России.

Роль пропаганды была одной из решающих. Политтехнологи, специалисты в области пиара, которые сейчас работают в Кремле, свою работу выполняют очень четко. Это необходимо признать, каким бы ни было наше отношение к ним.

— Выборы в России  привлекли внимание во многих  странах мира. У нас многих  шокировали длинные очереди живущих  в Латвии российских граждан  у избирательных участков.

— Живущие за границей  российские граждане более реакционны, намного больше связаны с сознанием  внешней угрозы своей большой  родине России и стараются  сильнее продемонстрировать свой  патриотизм, участвуя в выборах. Их не интересуют (или мало интересуют) экономические, социальные процессы, происходящие в данное время в России. Их интересует участие в процессах в большой России, которая сейчас, мол, поднимается с колен, становится сильным государством, борется с Западным миром и т.д. Эти люди словно немного оправдывают себя и хотят быть участниками в этом большом представлении, достаточно шовинистическом, но это участие дает им моральное удовлетворение.

— Как видим, это  происходит также под воздействием  пропаганды…

— Да, эти люди идут голосовать в надежде, что Россия будет сильной, что она защитит также тех горемычных, которые остались за пределами большого государства. Это очень мощное влияние СМИ, того же телевизора, передач Соловьева и других, событий на Украине, в Крыму.

— Западные страны всегда связывали большие надежды с российской оппозицией. Похоже, что напрасно?

— Эти надежды фактически  полностью рухнули. Власть сильно  маргинализировала оппозицию, используя  для этого административные, интеллектуальные и медийные ресурсы. И даже методы гибридной войны.

Мы видим, что в российской оппозиции нет единства, она, к сожалению, чрезвычайно раздроблена. В ее слабости виновато не только влияние правящих кругов, причина также в том, что у оппозиции не разработана стратегия и тактика. Оппозицию ослабляют также различия во взглядах на внешнюю политику. Скажем, «Яблоко», будучи либеральной партией, осудило события в Крыму и в других местах Украины. Массы, российское общество, естественно, не могут принять такое влияние седьмой колонны. Необходимо отметить, идеологию о деятельности седьмой колонны правящие России явно используют. Решения об иностранных агентах очень напоминают 1937 год. Всем известно, куда в то время помещали иностранных агентов и что с ними делали. Большая историческая и, я бы сказал, идеологическая каша влияет на настроение достаточно большой части населения. И в этом также зародыши будущих противоречий. Настрой жителей Санкт-Петербурга и Москвы не однозначно такой, как в остальной России. Эту особенность многие заметили. И это заставляет думать не только об ура-патриотизме, но и о каком-то реальном процессе демократизации. Думается, Путин использует это, указав, что выборы были выражением воли народа, но нужно больше думать о демократии. На мой взгляд, это будет ловкий ход, чтобы показать себя как человека, которому не чужды идеи демократии. Это, разумеется, будет только жест для заграницы. И Лукашенко после выборов на пресс-конференции сказал: мы должны продемонстрировать Западу, что мы демократичны, что у нас есть выборы как основной элемент демократии.

— Может ли это  изменить отношения между Западным  миром и Россией?

—  Я не думаю, что  это изменит отношения России  и Западного мира. Но Запад, а  также мы должны думать о  том, как найти хотя бы малейшие точки соприкосновения с российским народом, а именно: как развивать народную дипломатию. Я не согласен с теми, кто говорит: там все черное, только толпы шовинистов и т.д. С внешней стороны, возможно, так кажется, в особенности с учетом вышесказанного, но в России есть очень много людей, различных групп общества, готовых принять сотрудничество с Западным миром, чтобы окончательно не уйти и изоляцию, что русских людей в определенной мере пугает и заставляет задуматься о своем дальнейшем существовании.

— Вы говорите, что западному обществу и нам  следовало бы искать какие-то  возможности позитивных контактов, но в то же время мы видим, что политики настроены, скорее, повернуться спиной к Востоку. Какая тут народная дипломатия…

— Вы правы в том смысле, что мы зачастую слишком резки, относимся с большим непониманием, не используем множество простых возможностей психологического влияния. Например, недавно исполнилась годовщина августовского путча. Никто мне не внушит, что только мы и только наша сила сыграли решающую роль. Когда тысячи москвичей пришли к Белому дому, лидеры путчистов с трясущимися руками не знали, что предпринять, даже они не осмелились уничтожать людей. Они хотели уничтожить ельцинскую элиту, но не выступать против народа. На мой взгляд, надо было сказать спасибо москвичам, которые в дни путча августа 1991 года вышли на улицы. Это не требует больших усилий, просто нужно немного изменить тональность, не переступая через историческую правду, свое достоинство и интересы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.