Одна из главных задач сверхдержавы — не позволять союзникам и государствам-клиентам устраивать нежелательные кризисы в сфере безопасности. Каким бы близким ни был союзник, но у него свои политические цели, которые могут отличаться от целей сверхдержавы-протектора. Неудача в сдерживании клиента может привести к катастрофе. Националистические устремления Сербии, проводившей политику против Австро-Венгрии в годы, предшествовавшие Первой мировой войне, в итоге оказались одним из главных факторов, из-за которых в войну вступила Россия, патрон Сербии.

США и Китай должны осознавать подобную опасность, проводя свою общую политику в Восточной Азии. Провокационное и подрывное поведение Северной Кореи, особенно многочисленные испытания баллистических ракет и ядерного оружия, показывают опасность ситуации для Пекина. Китайское правительство, похоже, начинает уставать от стремления Пхеньяна продолжать следовать прежним курсом, несмотря на просьбы, уговоры, мольбы и предупреждения со стороны Китая. Неудивительно, что среди китайского руководства усиливается дурное предчувствие, что Ким Чен Ын готов сделать нечто совершенно безрассудное и спровоцировать войну на Корейском полуострове. Проблема в том, что, кроме серьезных, драконовских мер вроде прекращения поставок продовольствия и энерогоносителей, Китай располагает ограниченными средствами влияния на КНДР.

Для США опасность, исходящая от двух союзников в Восточной Азии, не столь велика, но, тем не менее, вполне реальна. Один из этих союзников — Тайвань. Точнее, это протекторат, в соответствии с Актом об отношениях с Тайванем от 1979 года. Американское правительство привыкло к настроенному на сотрудничество руководству Тайваня за восемь лет пребывания на посту президента Ма Инцзю. Ма поддерживал линию на умиротворение Пекина и всегда держал США в курсе разных инициатив.


Однако отношения между Тайванем и Китаем ухудшились с избранием на пост президента Цай Инвэнь, представительницы Демократической прогрессивной партии, выступающей за независимость. Ее правительство предприняло несколько шагов, рассердивших Китай. Одним из них стал отказ от поддержки так называемого консенсуса от 1992 года, согласно которому, обе стороны считают, что Китай един, хотя и не пришли к общему мнению относительно характера этой страны. Вторым была демонстрация в память о резне на площадь Тяньаньмынь — первое мероприятие подобного рода на Тайвани.

Сейчас Тайбэй делает шаги, осложняющие и без того непростую ситуацию в Южно-Китайском море. Даже в то время, как Вашингтон предупреждает Китай о нежелательности расширять и укреплять острова и рифы в этом море, из сообщений СМИ следует, что Тайвань проводит двойственную политику. По данным United Press International, ссылающегося на China Times и другие тайваньские источники, Тайвань строит систему противовоздушной обороны на острове Тайпин (другое название — Иту Аба), крупнейшим из островов Спратли, на которые претендуют Китай, Тайвань, Вьетнам и Филиппины. Этому предшествовала модернизация военной взлетно-посадочной полосы. Недавно там были построены четыре железобетонные башни с зенитными орудиями. Чтобы сделать ситуацию еще более зловещей, тайваньское правительство недавно попросило Google заретушировать изображение этого объекта, чтобы скрыть военное строительство. Такое поведение Тайваня по меньшей мере затрудняет для Вашингтона задачу убеждения Пекина в том, что следует сохранять статус-кво в Южно-Китайском море.

Второй небольшой восточно-азиатский клиент, способный доставить серьезные проблемы США, это Филиппины. До сих пор Манила не совершала безответственных поступков, так как получила устраивающее ее решение арбитражного суда в Гааге. Но президент Родриго Дутерте — это союзник, от которого можно ждать всего, что угодно. На фоне его неотесанных манер и грубой речи Дональд Трамп кажется самой сдержанностью и благопристойностью. В частности, он обозвал президента Обаму «сыном шлюхи», что стоило ему встречи с лидером страны, выступающей в роли его патрона и защитника. Американцы уделили больше внимания его грубости, чем контексту, но контекст тоже очень важен. Дутерте говорил, что отвечает исключительно перед филиппинским народом, и что внешнеполитический курс Манилы не обязательно будет соответствовать американским желаниям. Возможно, это заявление предназначалось, в первую очередь, для внутренних целей, но нельзя исключить, что американцы имеют дело с упрямым лидером, преследующим свои собственные цели.
 
Базовые нормы приличия, похоже, не способны сдержать Дутерте. Его внутренняя политика настолько же безрассудна и тревожна, сколь и его риторика. Главным среди прочих злоупотреблений его режима стало убийство в духе эскадронов смерти примерно 2400 человек, обвиненных в торговле наркотиками, практически без всякого намека на полагающиеся процедуры. Не стоит полагать, что лидер, готовый совершать такие расправы, будет вести себя ответственно на международной арене в тех областях, которые Вашингтон считает важными.

Хотя он все еще не сделал ничего, что могло бы привести к открытой конфронтации с Китаем, он, без сомнения, уверен, что может рассчитывать на поддержку США, какую бы внешнюю политику он ни проводил. Так как у нас подписан долгосрочный двусторонний договор в области безопасности с Филиппинами, то будет непросто уклониться от обязательств, которые в случае разгара кризиса могут оказаться контрпродуктивными и даже опасными. Не слишком приятно осознавать, что на безопасность Америки могут напрямую повлиять действия Родриго Дутерте.

И Китай, и США выиграют от полной переоценки политики по отношению к союзникам. Действительно ли военные связи с небольшими, часто непостоянными, иногда неконтролируемыми государствами-клиентами идут на пользу сверхдержавам? Или же это, скорее, мышеловки, из-за которых начинаются неожиданные и лишние войны? Правительству следует задать себе эти вопросы до начала очередного кризиса.

Тед Гален Карпентер — старший научный сотрудник Института Като в области исследований внешней и оборонной политики. Автор 10 книг и более 600 статей по международным отношениям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.