Первые дебаты двух кандидатов в президенты США, по всей видимости, завершились в пользу Клинтон. Однако Фредерик Сен Клер считает, что, как это ни удивительно, Трамп — лучший выбор для французских интересов.

Если верить аналитикам и опросам, Хиллари Клинтон вышла из дебатов с Дональдом Трампом с небольшим преимуществом. Она лучше владеет тематикой, что едва ли покажется кому-то удивительным. Трамп же в свою очередь продемонстрировал, что в состоянии держать себя в руках и избегать предосудительных выходок. В любом случае, все согласны, что эти дебаты еще ничего не решают. Нужно дождаться следующих и, самое главное, выборов. В такой ситуации Николя Саркози заявил, что поддержал бы Хиллари Клинтон, однако большинство других политиков предпочли воздержаться от комментариев, чтобы не поставить под угрозу свое будущее.

И сейчас перед нами встает вроде бы анекдотический, но на самом деле весьма серьезный вопрос. В чьей победе заинтересованы французы? Ответ напрашивается сам собой: Дональда Трампа, пусть даже это и противоречит нашим первым порывам.


Дело в том, что во Франции образ Республиканской партии куда хуже, чем имидж Демократической, к которой мы ощущаем естественную близость. В сравнении с демократами большинство кандидатов-республиканцев выглядят карикатурами на политиков. Чего стоят Буш-младший, Джон Маккейн (John Mc Cain) и его напарница Сара Пэйлин (Sarah Palin) или же прославившийся теперь на весь мир Дональд Трамп. Кроме того, если республиканцы упорно держатся за устаревшие и опасные принципы вроде закона об оружии, демократы прописывают стране столь нужную долю прогрессивизма в плане общественного законодательства, уважения к меньшинствам и т.д. Барак Обама стал первым чернокожим президентом США, а Хиллари Клинтон могла бы стать первой женщиной на этом посту.

Только вот мы — не американцы. И то, что хорошо для США, вовсе не обязательно хорошо для Франции. Более того, можно сказать, что все, что способствует укреплению доминирующего положения Америки в политической, экономической и культурной сфере, ослабляет Францию. Политика мощи США, разумеется, не направлена напрямую против нашей страны, однако, несмотря на обманчивую внешность, она держит под прицелом составной блок, который был создан для достижения баланса в международной расстановке сил и постоянно напоминает нам о сложностях эффективной экономической и политической интеграции.

Речь идет о Европейском Союзе. Конкурирующая экономическая зона. Конкурентная валюта. Соперничающая сила в торговле, финансах и международном законодательстве. Евросоюзу, конечно, еще далеко до того, чтобы стать равным конкурентом США. Но он достаточно крепок и влиятелен на международной арене, чтобы американская политика (включая СМИ) принимала его во внимание и стремилась ослабить его всеми возможными средствами: от торговых соглашений до открытия границ мигрантам, от принятия Турции до вмешательства во внутренние дела, не говоря уже о повсеместном промышленном и политическом шпионаже. Как и любая достойная называться таковой держава в мире жестокой конкуренции, США преследуют лишь одну цель: укрепить свое доминирующее положение.

К тому же, не стоит забывать, что США (как при республиканцах, так и демократах) никогда не отказывались от своей националистической политики. Звучавший повсюду лозунг «United we stand» после 11 сентября 2001 года свидетельствует (хотя бы на уровне поддерживающей такую политику нации) о значимости единства перед лицом врага. Причем оно не идет ни в какое сравнение с тем эфемерным подъемом во Франции 11 января 2015 года, хваленый «дух» которого по факту так ничего и не дал в политике. Таким образом, Дональд Трамп и Хиллари Клинтон будут по-разному, но в то же время и довольно схожим образом способствовать укреплению доминирующего положения США в мире. Для этого они расшатают часть точек международного равновесия, потому что сила Америки позволяет им это сделать. Напомним, что занимавшая пост госсекретаря с 2009 года Хиллари Клинтон была обеими руками за войну в Ливии и физическое устранение диктатора, которому она, кстати, обрадовалась. В этом прослеживается типичная позиция США как «мирового жандарма», который на протяжение десятилетий разжигал огонь в самых разных регионах мира, а затем бросал их на произвол судьбы, будь то Ливия, а до нее погрузившиеся в хаос Ирак и Афганистан.

Ни у Клинтон, ни у Трампа нет задатков великих государственных деятелей. То есть, свидетелями исторического момента нам не стать. Американским гражданам, в целом, придется сделать выбор между двумя довольно-таки посредственными кандидатами, что уже тревожит некоторых из них. Но в силу давно обкатанной двухпартийной системы один из кандидатов станет в ноябре президентом. Можно быть уверенными, что политика Клинтон будет, как и у ее мужа, рациональным курсом с отпечатком мягкой и умной силы и потенциальной угрозы в ряде театров боевых действий, как и у республиканцев. Поэтому для Франции было бы предпочтительнее, чтобы в Белом доме оказался фантазер-Трамп, чтобы механика внутреннего противостояния палат парламента начала действовать и затормозила его политику, чтобы социальный протест и раскол нарастал, чтобы колебаний и ошибок становилось все больше, чтобы США некоторым образом потеряли четыре года эффективной власти. Четыре года, которые должны использовать европейские нации, чтобы сократить отставание и восполнить пробелы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.