Как известно, 27 сентября в столице Украины начались международные мемориально-скорбные мероприятия, посвященные 75-ой годовщине трагедии Бабьего Яра. Делегацию Израиля, в частности, возглавил президент этой страны Реувен Ривлин. Состоялись переговоры господина Ривлина с президентом Украины Петром Порошенко, в частности, шла речь о привлечении израильских инвестиций на Украину, активизацию двусторонних отношений, о сверхсложных проблемах прошлого. Два президента провели совместную пресс-конференцию, выдержанную в весьма оптимистичном духе. Но…

Президент Израиля выступил на специальном заседании Верховной рады Украины, посвященном годовщине первых расстрелов в Бабьем Яру. И вот что он сказал (цитируем дословно): «Около 1,5 миллиона евреев были убиты на территории современной Украины во время Второй мировой войны в Бабьем Яру и многих других местах. Их расстреливали в лесах, около оврагов и рвов, сталкивали в братские могилы. Много пособников преступления были украинцами. И среди них особенно выделялись бойцы ОУН, которые издевались над евреями, убивали их и во многих случаях выдавали немцам. Верно и то, что было больше 2,5 тысячи праведников народов мира — те считанные искры, которые ярко горели в период темных сумерек человечества. Однако большинство молчало. Отношения между украинским и еврейским народами сегодня направлены в будущее, но мы не можем допустить, чтобы история как с ее страшными, так и с ее хорошими событиями забылась», — подытожил президент Израиля.

Как видим, Ривлин высказался предельно откровенно, к тому же, очевидно, он выступал в Верховной раде не как частное лицо (да еще и на таком мероприятии), а, вполне вероятно, выразил официальную позицию государства Израиль, главой которого он является. (Кстати, на момент подписания номера не слышно было об официальной реакции президента или нашего МИДа на слова господина Ривлина). Но позвольте, читатель, с такой же откровенностью выразить несколько рассуждений (лично от автора), почему, по моему мнению, подобный подход является неприемлемым, оскорбительным для украинцев и не способствуещему «направленным в будущее» отношениям наших народов.

Во-первых, слова Ривлина — это, по сути, применение полностью ошибочного метода коллективной ответственности за массовые геноцидные преступления. Ответственности фактически общенациональной — ведь, повторим цитату, «много пособников преступления были украинцами» (здесь имеются не просто критерии коллективной ответственности, но и ответственности национальной — украинцев). А между тем нормы международного уголовного права, как и нормы морали, предусматривают индивидуальную (отмечаем!) ответственность конкретных преступников за конкретные, совершенных ими, преступления, и причисления относительно того, что «многие воры» были представителями такой-то нации (украинской, еврейской, немецкой, русской и тому подобное) — это путь в никуда.

Во-вторых, украинцы пережили, как известно, голодомор-геноцид 1932—1933 годов. Кнессет Израиля официально (в отличие от нашей Верховной рады) до сих пор не признал его геноцидом. Автор этих строк не считает правильным осуществлять «мониторинг» по национальному признаку преступников, которые виноваты в геноциде — терроре голодом и выяснять процент евреев, россиян, грузин и тому подобное в среде этих нелюдей. Однако скажем откровенно: после выступления Ривлина количество сторонников именно такого подхода среди украинцев, весьма возможно, увеличится. И еще: как восприняли бы в Израиле, если бы президент Украины в выступлении в стенах кнессета затронул бы именно этот вопрос и именно в такой плоскости? И где реакция украинских интеллектуалов на такую позицию кнессета?

В-третьих. Да, мы с грустью должны признать, что президент Израиля находится в плену печально известных советских стереотипов (как минимум). А каким является уровень гражданской ответственности и интеллектуальной зрелости наших депутатов, общественных деятелей, экспертов, «звезд» «Фейсбука»? Что мешает им вслух заявить на весь мир: да, в Бабьем Яру легли десятки тысяч евреев, страшными были их жертвы, но там погибли не только евреи. И ни одна нация или сообщество не вправе «приватизировать» эту трагедию. Бабий Яр является святым местом и нашей украинской скорби — достаточно вспомнить главную деятельницу ОУН(м) Елену Телигу (Шовгенову), расстрелянную там. Она, русская по происхождению, стала украинской патриоткой и националисткой из чувства, прежде всего, и поруганной справедливости. Поражающий пример для наших интеллектуалов.

И, наконец, последнее. Правильно ли совершили наши власть предержащие, предоставив президенту Израиля фактически «эксклюзивные права» на премьер-выступление во время памятных мероприятий в парламенте? Была ли достаточно продуманной «режиссура» этих мероприятий? Ведь не так уж и трудно было предусмотреть, что именно будет говорить Ривлин — еще 15 лет тому назад один из его предшественников на должности, Моше Кацав, говорил на 60-й годовщине Бабьего Яра практически то же самое. Какая позиция нашего МИДа и какая его роль в этих мероприятиях?

Очень важно понять одно: украинцев такого рода демарши, как речь Ривлина, не должны ставить в унизительное положение «главных виновных» или «тех, кто вечно кается». Ведь даже Ривлин должен был вспомнить о «праведниках мира» — украинцах, которые с риском для жизни (и многие отдали жизнь) спасали беззащитных евреев. Правда, говоря об этих «считанных искрах» (как он высказался), господин Ривлин не вспомнил, что они были украинцами (как не вспомнил и не мог вспомнить, что в составе ОУН были и еврейские военные части). Но для нас больше значит другое. Этот досадный факт ярко свидетельствует еще и о некачественном отношении (если не полное невежество) нашей элиты, как она сама себя именует, к жизненно важным вопросам государственного строительства и национальной памяти. Вот это уже действительно серьезно. «Якби ви вчились так, як треба…»

«Праведников мира было не две с половиной тысячи, а десятки тысяч»

Юрий Щербак, публицист, посол Украины в Израиле (1992—1994):

— Украинская власть в лице Ирины Геращенко отреагировала на заявления президента Израиля в Киеве. Президент Украины не стал ничего заявлять, ведь, скорее всего, не хочет портить отношения с главой Израиля. Следовательно, власть не так остро, но отреагировала. На мой взгляд, в своем выступлении в Верховной раде президент Израиля Реувен Ривлин не сказал ничего такого нового, чего бы мы не слышали от его предшественников по поводу участия украинских националистов в Холокосте. Конечно, это старые стереотипы, которые сформированы еще в период Второй мировой войны советской пропагандой. Эти стереотипы, к сожалению, глубоко вошли в сознание многих израильтян. Я помню одного высокого представителя Израиля, который приехал на Украину, встречался с украинскими женщинами, которые его и его брата спасли в Коломые, прятали в подвале от немцев. Но когда он вернулся в Израиль (а я как посол Украины был на том приеме), заявил, что одними из самых антисемитских народов являются украинцы, греки и поляки. И при этом он не назвал…немцев.

Это очень удивило, ведь только недавно он был на Украине и общался с украинцами, которые, рискуя собственной жизнью, его спасли. К сожалению, президент Израиля повторил этот же стереотип.

Я внимательно изучал историю Израиля и могу сказать, что там были свои национально-освободительные организации, которые действовали во имя государства Израиль. Представители этих организаций стали частью уважаемого политического спектра, и ничего страшного никто в этом не видит. Мы должны убийц называть поименно и отказаться от политики двойных стандартов. При этом не стоит обращать внимание на то, это украинцы или нет и принадлежат они к украинским национальным движениям или нет. То есть нужно называть конкретные фамилии. Называть же всю организацию антисемитской или даже народ нельзя. Конечно, заявление президента Израиля, которое было сделано во вторник, некорректно. У нас сложился исторический консенсус между украинцами и евреями, и нет государственного антисемитизма. Более того, даже бытовой антисемитизм встретить у нас трудно, и это утверждают многие влиятельные еврейские деятели на Украине. Нужно говорить именно об этих реалиях современности, а не жить в стереотипах прошлого.

В 1991 году как только Украина провозгласила Акт о государственной Независимости в августе, в сентябре состоялся памятный реквием-митинг в Бабьем Яру, куда съехалось очень много представителей западных стран. Тогда выступал президент Леонид Кравчук и сказал, что мы должны покаяться за совершенные преступления. Думаю, что это и является формулой новой Украины. Новая Украина, которая никакого отношения к тем преступлениям не имела, тем не менее, взяла на себя часть вины. Не думаю, что постоянное повторение таких заявлений будет углублять наши отношения. Считаю, что это преступление, которое произошло на киевской земле, нужно еще изучать. Киевляне тогда плакали и грустили. Это была картина всенародной трагедии. Мы должны знать, что праведников мира было не две с половиной тысячи на всю Украину, а их было десятки тысяч. Но уже в 1946 году советская власть запретила еврейскую тематику, и прекратились всевозможные розыски тех людей, которые помогали евреям. В свое время в Израиле мы проводили совместную конференцию и ставили вопрос о том, что нужно объявить Андрея Шептицкого и его брата Климентия праведниками мира. Но израильская сторона категорически это отрицала и сказала, что этого не сделает. И это несмотря на то, что Шептицкий спас сотни евреев. Следовательно, обо всем этом мы должны знать, разумеется, не обходя вниманием конкретные лица, которые совершали преступления.

«Никто не может предоставить документы, которые бы доказывали причастность ОУН к преступлениям против евреев»

Иосиф Зисельс, украинский общественный деятель и диссидент, деятель украинского еврейского движения:

— Мое выступление было в Верховной раде во вторник полностью противоположно словам президента Израиля. Стоит обратить внимание на то, что он говорил на иврите. Я не уверен в адекватности перевода с иврита, ведь специалистов в синхронном переводе с иврита на украинский язык не так много. Я уже сделал запрос в израильском посольстве для того, чтобы они предоставили мне полный текст речи президента на иврите. Мы отдадим этот текст нашим специалистам, которые должны перевести эту речь на украинский язык, и тогда сможем детально обсуждать нюансы высказываний, а не интерпретации. Если он действительно сказал то, как его перевели, то здесь может быть два объяснения. Во-первых, это говорит об очень плохом знакомстве с украинской историей. Но если Ривлин может не знать точно исторические нюансы, то экспертов, которые готовили эту речь, я просто не понимаю. Ведь получается, что они вовсе не готовились и не изучали историю, ориентируясь на стереотипы советской пропаганды. В 2007 году я помогал готовить визит Ющенко в Израиль. С ним ехали ученые из Института национальной памяти Яд ва-Шем. Они хотели увидеть, действительно ли есть документы, которые свидетельствовали, что ОУН и лично Степан Бандера или Роман Шухевич причастны к преступлениям Холокоста. Таких документов не нашлось. Хотя в разговорах кое-кто говорит, что все эти документы есть. Тогда покажите их, иначе это несерьезный уровень. Мы знаем, что Советский Союз, который на то время был достаточно мощной силой, также пытался привлечь ОУН, Бандеру и Шухевича к процессу в Нюрнберге, но им это тоже не удалось. Международный трибунал не пошел за советскими инсинуациями.

Вообще, пока историки не разобрались в этой теме, делать политические заявления такого плана не стоит. Это же касается и журналистов. Напомню, что президент Израиля является человеком преклонных лет, и его сознание формировалось еще во времена существования Советского Союза, а следовательно — и советской пропаганды. Более того, даже сейчас Россия пытается навязать на Западе мнение, что в 2014 году на Украине победили якобы фашисты. Сейчас этих мифов меньше, но тем не менее когда меня об этом спрашивают на Западе, я говорю, что тогда и меня — еврея и одного из руководителей еврейского общества — можно считать «фашистом», ведь я принимал участие в Майдане, равно как и евреи погибали на Майдане и сейчас воюют на Донбассе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.