Эта неделя президентской гонки вся проходила в ожидании грядущих дебатов, и главными ее новостями стали не скандалы или проблемы кандидатов, а то, кто решил открыто выступить в их поддержку. Так, стало известно, что 92-летний бывший президент Джордж Буш-старший (республиканец!) решил голосовать за Хиллари Клинтон. Ее же в редакционной статье поддержала влиятельнейшая New York Times — впрочем, в последние полвека поддержавшая всех без исключения кандидатов-демократов.

Дональд Трамп добился официальной поддержки со стороны профсоюза работников депортационной службы ICE, число офисов которой он обещал утроить. Кроме того, о своем решении голосовать за кандидата от своей партии объявил сенатор из Техаса Тед Круз, радикальный консерватор и главный конкурент миллиардера на прошедших предварительных выборах. Еще два месяца назад, на республиканском съезде, он был освистан за призыв «голосовать по совести», а теперь заявил, что всегда был против Хиллари и теперь окончательно склонился на сторону Трампа из-за предложенных тем возможных номинантов в Верховный суд. Знаменитый консервативный радиоведущий Гленн Бек, в январе активно помогавший Крузу вести кампанию в Айове, принес своим слушателям извинения: «Я думал, что Круз не такой, как другие, не расчетливый политик. Я ошибался».

Университет Хофстра, проводящий дебаты, предоставил обоим кампаниям билеты на места в первом ряду. Оба штаба попытались использовать этим, чтобы поддеть соперников: Клинтон сообщила, что отдаст один из своих билетов Марку Кубану, ведущему реалити-шоу, который давно раздражает Трампа; тот парировал угрозой пригласить Дженнифер Флауэрс, одну из любовниц Билла Клинтона.

После потери сознания на публике во время памятной церемонии 11 сентября в Нью-Йорке и вынужденной паузы в кампании из-за болезни, главное, что надо было показать Хиллари Клинтон — это силу и вообще способность продержаться на сцене полтора часа без рекламных пауз. В идеале — не кашлять и вообще не давать поводов для спекуляций о своем здоровье. Это ей удалось сполна, Клинтон подчеркнуто энергично пересекала сцену для рукопожатия до и после дебатов, встречая Трампа на его половине.

Но кампания Клинтон этим вынужденным простоем позволила Трампу попасть в центр внимания и отыграть в рейтингах августовский провал. В ключевых штатах — Флориде, Огайо, Колорадо, Северной Каролине — миллиардер лидирует в опросах. Клинтон пока хватает побед в Висконсине, Мичигане и Пенсильвании, но и там ее отрыв сокращается. Выбор тактики для дебатов кампанией экс-первой леди упирался в то, каким на них предстанет Трамп, и это было загадкой — раньше он участвовал лишь в республиканских дебатах с десятью участниками и старался быть самым шумным и ярким на сцене, но сейчас мог попытаться выступить собранным и серьезным. Именно таким он на сцену и вышел, но, пожалуй, Клинтон сумела сломать задуманную Трампом игру.

Первые две минуты кандидат от демократов потратила на приветствие конкурента и зала и лишь после этих расшаркиваний заговорила об экономике — заявив, что хочет «инвестировать в малый бизнес, в инновации и чистую энергию, в доступность образования».

Трамп старался держаться спокойно, демонстрировать «президентскость» — и первый обмен ударами выдержал, рассказав об особенно популярной части своей программы — борьбе с потерей рабочих мест. Но тут же Хиллари Клинтон залезла ему под кожу — говоря про борьбу с неравенством, она вспомнила своего отца, владельца маленького бизнеса по поставкам тканей, которого она сравнила с Фредом Трампом, оставившим сыну 14 миллионов долларов. (Не упомянув, впрочем, замечательную историю из детства Дональда Трампа: отец заставлял его подрабатывать, и тот по утрам разносил в Бруклине газеты; и если шел дождь, Дональду все равно приходилось этим заниматься — но с помощью папиного лимузина).

В этот момент «президентское» спокойствие покинуло Трампа: он начал срываться на Клинтон, перебив ее 40 раз за следующие 26 минут, на что та реагировала еле заметной ехидной улыбкой и молчанием. На сравнение родителей миллиардер ответил рассуждениями о грандиозности своего бизнеса, и тут же подставился.

Клинтон вспоминала, как в 2006 году Трамп рассуждал о пользе краха ипотечного рынка, и тот не удержался от возможности вставить: «Это и есть бизнес, кстати». Хиллари же патетично продолжила: «9 миллионов человек, 9 миллионов! потеряли свои рабочие места. 5 миллионов потеряли свое жилье!», что не могло не произвести эффекта на зрителей.

Трамп постоянно повторял, что американцам вредят торговые соглашения.  Первое из них — НАФТА (с Канадой и Мексикой) — готовилось еще при Рейгане и Буше-старшем, но подписано было Биллом Клинтоном. Важной частью программы миллиардера является критика этого соглашения и двух сейчас разрабатываемых (Трансатлантического и Транстихоокеанского) за потерю рабочих мест в производстве: они позволяют другим подписантам беспошлинно ввозить произведенные за рубежом товары в США. C такой логикой не согласны многие экономисты, но эта точка зрения популярна на обоих полюсах американской политики, ее же разделяет проигравший демократические праймериз сенатор Берни Сандерс, сейчас начинающий кампанию против соглашения о Транстихоокеанском партнерстве.

Другой удачей Трампа в экономической части дебатов стало неожиданное использование им популярного республиканского тезиса о невозможности проведения любых предлагаемых демократами реформ из-за их стоимости и двадцатитриллионного внешнего долга страны.

Еще одна неплохая атака была явно заготовлена Трампом заранее — он несколько раз повторил, что Хиллари 30 лет на виду как политик и до сих пор ничего не добилась. Правда, он немного увлекся:

— Да вы зайдите на ее сайт, там целый план по борьбе с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организацией — прим. ред.)!

— У нас по крайней мере есть этот план!

— Нет! Нет, вы выдаете врагу все, что будете против него делать! Неудивительно, что вы боретесь с ИГИЛ всю свою взрослую жизнь! (Хиллари Клинтон 68 лет, «Исламское государство» было провозглашено два года назад — прим. автора).

Следующие две трети дебатов Трамп скорее проиграл. Клинтон припомнила ему беспрецедентный отказ публиковать налоговую декларацию:

— Он либо не так богат, как говорит, либо не так много дает на благотворительность, либо в долгах, либо не платит федеральный налог за счет вычетов…

— Это показывает, что я умен!

— …не помогает, значит, солдатам, не помогает ветеранам.

— Да мы же все в долгах. Ты приземляешься в Кеннеди, ты приземляешься в Ла-Гуардии, ты приземляешься в Ньюарке… — Невольно процитировал Трамп «Бойцовский клуб» Чака Паланика. — И что ты видишь?! Вся инфраструктура разваливается. Ладно бы у нас был и долг, и прекрасные дороги!

— Может, это потому что вы налоги не платите?!

Таких обменов колкостями, впрочем, за полтора часа случилось лишь несколько. Трамп предсказуемо провалился в ответе на вопрос об очередной волне протестов против гибели молодых темнокожих американцев от рук полицейских, заявив, что все упирается в «закон и порядок». Хиллари же на вопрос о том, необъективна ли полиция в отношении меньшинств, задумчиво сказала, что этот вопрос про отношение к другому себе должен задать каждый — редкое для грязной нынешней кампании моральное или даже философское рассуждение.

Последняя стычка случилась в ходе дискуссии о внешней политике. Сначала Трамп заявил, что он рассудительней, но Клинтон тут же вывела его из себя: «Вы же сами говорили, что лодку с иранскими моряками, взявших наших в плен и дразнивших американцев, надо было взорвать и начать войну? Это рассудительность? Главнокомандующий не должен реагировать на издевки!» Республиканец с интонацией школьника лишь обиженно протянул в ответ: «Но это же они нас дразнили!».

Задеть Клинтон Трамп успел еще лишь раз — когда заявил, что для должности президента ей не хватает стойкости. В ответ она единственный, кажется, за полтора часа раз ответила слишком эмоционально: «Пусть посетит 120 стран, проведет столько же переговоров о перемириях и об освобождении диссидентов, а потом меня стойкости учит!».

Экс-госсекретарь в завершение дебатов припомнила часть обидных эпитетов, которыми Трамп на камеру награждал женщин. «А самое отвратительные из них было вот что, — закончила она. — Дональд любит проводить конкурсы красоты. И однажды он назвал девушку Мисс Свинка и Мисс Домработница, потому что она латиноамериканка. Дональд, она получила гражданство и будет голосовать в ноябре».

Опрос CNN показал, что 62 процентов респондентов отдали победу на дебатах Хиллари Клинтон, а 27 — Дональду Трампу. Правда выборка в этом опросе были смещена в сторону демократов примерно на 10 процентов.

Впереди — дебаты девятого и 19 октября.

***

— Мне кажется, к концу вечера я буду обвинена вообще во всем, — ухмыльнулась в какой-то момент Хиллари Клинтон.

— Почему бы и нет?— парировал Дональд Трамп.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.