Организация Wikileaks отмечает свое десятилетие. Основатель этой занимающейся разоблачениями платформы Джулиан Ассанж подводит итоги — и отвергает растущую критику в адрес методов своей работы.

Spiegel: Г-н Ассанж, спустя десять лет после образования Wikileaks вновь высказывается критика в адрес этой занимающейся разоблачениями платформы. Якобы Wikileaks поставила в опасное положение миллионы турецких женщин-избирателей. Что скрывается за этим обвинением?

Ассанж: Все это абсолютно не соответствует действительности. Мы не опубликовали ни имен, ни адресов, ни телефонных номеров обладающих правом голоса турецких женщин, когда мы сделали достоянием общественности тысячи электронных посланий в адрес турецкой правящей Партии справедливости и развития — это очень легко проверить на нашем сайте. Кстати, эта критика была высказана спустя всего несколько дней после публикации нами внутренней электронной переписки Демократической партии США. Могущественные противники нанесли ответный удар с помощью лжи. Это не является чем-то неожиданным…

—  но приводит к еще одному обвинению. Целый ряд немецких журналистов, с симпатией относящихся к Wikileaks, негативно относятся к тому, что вы опубликовали электронные сообщения функционеров Демократической партии США. Вы принимаете участие в предвыборной кампании Дональда Трампа, как вас обвиняет в этом комментатор портала Spiegel Online Саша Лобо (Sascha Lobo)?

— Полная ерунда. Публикация этой электронной переписки показала, что Национальный комитет Демократической партии занимался подтасовкой итогов предварительных выборов в пользу Хиллари Клинтон и в ущерб Берни Сандерсу. Отставка ведущих сотрудников Национального комитета демократов, в том числе ее председателя Дебби Вассерман-Шульц, стала следствием нашей публикации.

—  Сотрудники Хиллари Клинтон утверждают, что эти электронные послания были получены хакерами из российских спецслужб, а затем переданы Wikileaks.

— Мы не называем своих источников, и в огромном большинстве случаев мы их даже не знаем. Впрочем, предпринимается много попыток отвлечь внимание людей от воздействия наших публикаций. А что касается Клинтон, то большинство средств массовой информации, как правило, ориентируются на возможного победителя выборов. Хотя они и утверждают, что строго следят за каждым шагом влиятельных людей.

—  Не подлежит сомнению то, что организация Wikileaks ослабляет Клинтон и тем самым укрепляет позиции Трампа.

— Мы не будем подвергать наши публикации самоцензуре лишь на том основании, что в Соединенных Штатах скоро будут проводиться выборы. Наша задача состоит в том, чтобы делать достоянием гласности имеющиеся в нашем распоряжении материалы. Поскольку Клинтон входила в состав правительства, то у нас готовы к публикации и другие документы. Г-жа президент или г-н президент будут продолжать представлять крупные властные структуры Соединенных Штатов — большой бизнес, военных. Независимо от того, кто будет сидеть в Белом доме.


— А если кто-то передаст Wikileaks внутренние документы организаторов предвыборной кампании Трампа, вы их тоже опубликуете?

— Конечно. В чем вы меня упрекаете? Разве средства массовой информации, занимающиеся расследованиями и собирающие материалы о коррупции или о неэтичном поведении кандидатов в президенты, не должны их публиковать? На мой взгляд, это было бы неэтичным поведением.

— Немецкий журнал Focus недавно обвинил Wikileaks в том, что она опубликовала предполагаемые документы американских секретных служб, которые были сфальсифицированы российскими агентами. Что вы скажете по этому поводу?

— Подобным утверждениям вряд ли можно доверять. Даже правительство Соединенных Штатов вынуждено было признать, что не существует никаких доказательств связи Wikilkeaks с российскими секретными службами. В 2008 году я опубликовал статью о том, что упомянутый вами журнал находился под влиянием немецкой Федеральной разведывательной службы (БНД). Мы опубликовали материалы о 58 контактах одного репортера журнала Focus с сотрудниками БНД.

— Не является ли слабым структурным местом то обстоятельство, что не каждый поступающий в Wikileaks материал подвергается проверке и верификации, и поэтому вам могут подсунуть сфальсифицированные документы?

— У нас великолепный баланс между разоблачительными материалами и фальсификациями. И, в отличие от традиционной прессы, мы все документы публикуем в интернете для того, чтобы любой заинтересованный человек получил возможность их проверить. Wikileaks — это самое неудачное место для распространение сфальсифицированных документов.

— А оказывают ли нынешние обвинения какое-то воздействие, независимо от того, справедливы они или нет?

— В ходе кампании по дезинформации, проводимой против Wikileaks, речь идет об очень старом, но в большинстве случаев эффективном приеме. Высказывается мнение о том, что информаторы-разоблачители и Wikileaks работают на врага. Это не есть что-то новое и интересное, но та истерия, которую Хиллари Клинтон и ее люди нагнетают в отношении Москвы, является весьма значительной.

Журналист, основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж (Австралия) выступает по видеосвязи на третьей сессии «Конец монополии: век открытой информации»


— Wikileaks будет печатать материалы о коррупции в высшем российском руководстве?

— Да. Мы уже опубликовали более 650 тысяч документов о России и о президенте Путине. Большинство из них были критическими по своему содержанию, и на них ссылались критически настроенные по отношению к Кремлю авторы. Так, например, их использовал журналист из газеты Guardian Люк Хардинг (Luke Harding) для книги «Мафиозное государство» (Mafia State). Эти материалы фигурировали также в некоторых судебных процессах, в том числе по поводу энергетического концерна ЮКОС.

— Как вы собираетесь помешать тому, чтобы темные силы использовали в своих интересах Wikileaks в глобальной информационной войне?

— Критерии наших публикаций открыты, и они не изменились. Если какой-то источник передает нам еще не опубликованные материалы, имеющие политическое, дипломатическое, историческое или этическое значение, то мы их публикуем. Независимо от того, откуда они пришли. Большая часть материалов размещается на английском языке, поскольку большинство наших читателей говорят по-английски. Но мы опубликовали материалы и на других языках, в том числе на китайском, русском, арабском, турецком, французском, немецком.

— 4 октября 2006 года вы объявили о создании домена www.wikileaks.org. Как выглядит сегодня итог проведенной работы?

— За десять лет организация Wikileaks опубликовала более 10 миллионов документов. Большую часть их них мы сделали достоянием гласности за те шесть лет, в течение которых меня незаконно и без предъявления обвинений удерживают в Великобритании.

— Правительство Эквадора предоставило вам политическое убежище, но вы уже более четырех лет находитесь в посольстве Эквадора в Лондоне. Британская юстиция намерена вас арестовать и выдать Швеции для дачи свидетельских показаний. Не помешало ли это существенным образом работе Wikileaks?

— На самом деле, не помешало. В то время как многие авторитетные средства массовой информации терпят убытки или даже разоряются, Wikileaks смогла пережить экономическую блокаду со стороны банков, обслуживающих кредитные карты компаний и PayPal, которая была инициирована политическими элементами в Соединенных Штатах. Несмотря на эту блокаду, Wikileaks развивается. У нас нет никаких долгов, и мы никого не уволили из наших сотрудников. Ни одна из наших публикаций не была подвергнута цензуре. Мы не проиграли ни одного дела в суде, когда речь шла об опубликованных нами документах. Нападки делают нас сильнее. Сегодня нам десять лет. Посмотрим, что будет, когда мы достигнем возраста тинейджеров.

— Какая из публикаций Wikileaks была наиболее важной?

— Самым важным является то, что мы смогли опубликовать такое количество документов. Если говорить о содержании, то наиболее важными, наверное, были дипломатические депеши правительства Соединенных Штатов. В 2011 году мы опубликовали сначала 251 тысячу документов, а на сегодняшний день к ним добавились еще 3 миллиона. И это еще не все.

— Какие действия Wikileaks были неудачными, каковы ее слабые стороны?

— Решающее значение имели и продолжают иметь финансовые ресурсы — вынуждена ли Wikileaks делать определенные вещи вместо других? Да, постоянно.

— Назовите нам один пример.

— Наше сотрудничество с газетой New York Times было непростым. У нее весьма неоднозначное отношение к информаторам-разоблачителям, однако она обладает огромным воздействием, с помощью которого усиливается эффективность и наших публикаций.

— Вы сожалеете о том, что вы больше не сотрудничаете с такими авторитетными газетами как new York Times или Guardian, а также о том, что Wikileaks подвергается критике даже со стороны либеральных медиа?

— Мы все еще продолжаем сотрудничать с некоторыми журналистами из этих изданий. Либеральные газеты не обязательно являются либеральными. Однако в настоящее время мы имеем хорошие отношения с более чем со 110 медийными организациями во всем мире. У нас даже заключены с ними договоры, регламентирующие наше сотрудничество.

— Ваш источник-разоблачитель Челси Мэннинг (Chelsea Manning), служившая в армии США, приговорена к 35 годам заключения. Эдвард Сноуден безвыездно находится в России, а вы сидите в посольстве Эквадора в Лондоне. Как информаторы-разоблачители воспринимают подобные неудачи?

— Не следует сравнивать положение Эдварда Сноудена с положением Челси Мэннинг или хакера Джереми Хаммонда (Jeremy Hammond), который тоже находится в американской тюрьме. Во многом благодаря большим усилиям со стороны Wikileaks Сноуден оказался в России и получил там политическое убежище. У него есть необходимые для поездок документы, он живет вместе со своей подругой, он ходит в театр на балетные спектакли и получает приличные гонорары за свои выступления. Эдвард Сноуден, в целом, свободен и счастлив. И это не случайно. Моя стратегия состояла в следующем: найти что-то, что можно было бы противопоставить запугивающему воздействию 35-летнего тюремного заключения Челси Мэннинг. И это удалось сделать.

— С учетом всего того давления, которое оказывается на вас и на ваших соратников, что помогает вам продолжать начатую работу?

— Мы верим в то, что мы делаем. Это вызывает большое удовлетворение. В интеллектуальном плане наша работа очень интересна. Иногда мы становимся свидетелями торжества справедливости. В одном случае из тюрьмы был освобожден осужденный по ложному обвинению человек, благодаря нашим публикациям. Кроме того, многие люди, работающие в Wikileaks, обладают тем же инстинктом, который есть и у меня, — когда на нас оказывается давление, мы активно сопротивляемся.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.