Всего два года назад, в середине одного из самых жарких летних сезонов за последние несколько лет, крушение самолета МН17 Малазийских авиалиний изменило ход войны на Украине. До того момента европейские политики, хотя и были шокированы дерзкими актами агрессии России, все же стремились избежать непосредственной конфронтации с Кремлем и надеялись на то, что президента России Владимира Путина удастся убедить в необходимости заключить мир. Но атака на пассажирский самолет, в результате которой погибли 298 человек, большинство из которых были гражданами Нидерландов, ожесточила политиков в Брюсселе, и против России были введены масштабные санкции.

В начале 2014 года массовые протесты против коррумпированного режима президента Украины Виктора Януковича заставили его бежать из страны. Революция на Майдане послужила четким сигналом для главного сторонника Януковича, президента России Владимира Путина: Украина хочет связать свое будущее с Европой, а не с Россией. Но Путин воспринял эти новости не слишком хорошо. Видя, что Украина ускользает из сферы влияния России, как это уже сделали несколько бывших республик Советского Союза, он решил действовать быстро. К марту российские военные уже захватили Крымский полуостров и создали там коллаборационистское правительство. Между тем, военные в форме без опознавательных знаков — в ходе крымской операции их называли «зелеными человечками» — и сепаратистские военизированные группировки начали проводить агитационную работу в Донбассе. К лету то, что начиналось как отдельные столкновения и протестные акции, уже переросло в полномасштабную войну с участием российских военных, военной разведки, руководства и оружия. Украина потеряла значительные территории на востоке, в частности Луганскую и Донецкую области, из которых поддерживаемые Россией ополченцы хотели сделать независимые «республики». Крушение сбитого самолета МН17 не смогло сразу же изменить ситуацию в зоне боевых действий, однако оно изменило политическую динамику.

В прошлую среду, 28 сентября, долгожданный отчет о расследовании обстоятельств крушения МН17 подтвердил результаты более ранних независимых расследований и то, о чем многие обозреватели уже давно говорили: МН17 был сбит ракетой, выпущенной из зенитного ракетного комплекса «Бук», который был доставлен из России в восточные области Украины и нанес удар с территории, находившийся под контролем ополченцев. Использовав информацию из открытых источников, таких как социальные сети, показания свидетелей, методы криминалистического анализа, снимки со спутников и перехваченные телефонные переговоры, эксперты составили подробный отчет, который не оставляет практически никаких сомнений относительно того, какой стране принадлежало это оружие. Этот зенитный ракетный комплекс был доставлен из России на Украину посреди белого дня и вернулся обратно той же ночью.

В противовес предыдущему отчету, составленному Комитетом по безопасности на транспорте и производстве (Dutch Safety Board), уголовное расследование, проводимое объединенной следственной группой, должно было не только установить причину крушения МН17, но и имена тех, кто несет за это ответственность. Хотя объединенной следственной группе удалось доказать, что зенитный ракетный комплекс «Бук» был доставлен из России, ей еще предстояло назвать имена преступников. В отчете группы говорится, что следователям удалось установить личности примерно сотни человек, принимавших участие в транспортировке «Бука», тогда как в докладе группы независимых экспертов Bellingcat, опубликованном летом этого года, говорится, что 53-я зенитная ракетная бригада «переместила комплексы внутри территории России на позиции вблизи российско-украинской границы», откуда позднее «Бук» был доставлен на место, с которого был совершен запуск ракеты.

В ходе представления своего отчета объединенная следственная группа — международная группа, куда вошли сотрудники полиции и прокуратуры из Нидерландов, Малайзии, Бельгии, Австралии и Украины — ее представители подчеркнули, что это только предварительные выводы. Расследование, направленное на выяснение личности главных подозреваемых, до сих пор продолжается. Фред Вестербеке (Fred Westerbeke), представитель следственной группы, который рассказал о результатах расследования, попросил помощи в установлении личностей участников перехваченных телефонных разговоров, в ходе которых обсуждалась транспортировка «Бука». Чтобы определить главного подозреваемого, по словам Вестербеке, следователям понадобится больше информации, касающейся цепочки командования, чтобы найти человека, который дал приказ о пуске ракеты и в конечном счете нажал на кнопку. Обнародование имен до установления личностей главных подозреваемых станет помехой в продолжающемся расследовании.

Но именно здесь и скрывается серьезная проблема. Семьи жертв, которым уже пришлось ждать более двух лет, могут так и не добиться справедливости в ближайшее время. Сроки расследования объединенной следственной группы, которые должны были истечь через месяц, были продлены до 2018 года, а это говорит о том, что, вполне вероятно, пройдет еще два года, прежде чем будут названы имена главных подозреваемых и начнется судебное разбирательство. Политическая воля, необходимая для противостояния России, которая уже постепенно иссякает, через два года может полностью исчезнуть. Хотя данные, приведенные в отчете, ясно указывают на причастность России к этой атаке, следователи не стали открыто возлагать вину на российские власти.


Со своей стороны Россия отказалась сотрудничать со следствием, решив усложнить задачу экспертов указаниями на сфальсифицированные данные и различные теории заговора. В 2015 году Россия, являющаяся постоянным членом Совбеза ООН, воспользовалась своим правом вето, чтобы блокировать резолюцию о создании международного трибунала для суда над виновниками крушения МН17.

Если в конечном итоге главными подозреваемыми будут названы граждане России (вероятнее всего, так и будет), процесс привлечения их к ответственности будет крайне сложным. В 1996 году Россия подписала Европейскую конвенцию о выдаче, в которой закрепляется обязанность государств выдавать друг другу разыскиваемых преступников. Однако в этой конвенции ничего не сказано о военнослужащих, кроме того подписавшие ее страны могут отказаться от выдачи своих граждан. Технически Государственная Дума может проголосовать за то, чтобы сделать исключение из правила, но вероятность такого развития событий фактически равна нулю, независимо от того, кто стоит у руля в стране.

Это дело может рассматриваться в Международном уголовном суде. После крушения самолета МН17 верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллай (Navi Pillay) сказала, что атака на пассажирский самолет может приравниваться к военному преступлению. Украина подала заявку на включение ее в юрисдикцию Международного уголовного суда, чтобы суд мог заняться расследованием крушения. Однако хотя Россия является страной, подписавшей Римский статут, учредивший Международный уголовный суд, она не ратифицировала этот договор. Кроме того, здесь снова могут возникнуть проблемы с экстрадицией. То же самое относится и к Международному суду ООН и Европейскому суду по правам человека.

Поскольку вероятность экстрадиции крайне мала, семьям жертв, вероятно, придется обращаться в гражданские суды, подавая иски против названных подозреваемых. Это далеко не самый подходящий вариант действий с точки зрения укрепления международных норм, но PR-давление на Москву все равно будет существенным.

Все это не должно помешать международному сообществу добиваться более жесткого санкционного режима в отношении России. Отчет о расследовании крушения МН17 был обнародован в тот момент, когда некоторые европейские лидеры уже начали сомневаться в целесообразности продления санкций, голосование по которому должно состояться в январе. Выступая на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне, премьер-министр Италии Маттео Ренци (Matteo Renzi), один из главных сторонников России в Западной Европе, призвал Европу и Россию снова стать добрыми соседями. Лидеры Евросоюза, выступавшие за продление санкций против России, такие как канцлер Германии Ангела Меркель, должны воспользоваться выводами экспертов о крушении МН17, чтобы обосновать свою точку зрения. Если западные лидеры всерьез намереваются привлечь к ответственности виновников гибели 298 невинных мирных граждан, им необходимо осознать, во что превратилась Россия при Путине: она стала авторитарным государством, пренебрегающим международными законами, правами человека и жизнью невинных людей. В этом случае справедливость может наступить только при наличии политической воли.

Алина Полякова — заместитель директора Евразийского центра имени Дину Патричиу при Атлантическом совете и автор книги «Темная сторона европейской интеграции» (The Dark Side of European Integration).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.