Тбилиси — На фотографиях она пожимает руки Маргарет Тэтчер, Колину Пауэллу и Джорджу Бушу-младшему. Однако фотографии того лидера, который сделал и для ее политических успехов и для ее политического краха больше всех прочих, в офисе Нино Бурджанадзе нет.

Этот лидер — российский президент Владимир Путин, сотрудничество г-жи Бурджапнадзе с которым позволило ее соперникам (в числе которых немало ее бывших политических союзников – таких, как бывший президент Михаил Саакашвили) обвинить бывшую восходящую звезду грузинской политики в предательстве.

Сейчас 52-летнюю юриста г-жу Бурджанадзе, юриста по образованию, некогда входившую в триумвират оппозиционеров, которые возглавили грузинскую «Революцию роз» и начали выводить Грузию из орбиты Москвы и вести ее в Европейский Союз и НАТО, бывшие соратники называют марионеткой России. Они утверждают, что она хочет вернуть страну под российское ярмо.

Сама она называет эти обвинения целенаправленным обманом, играющим на страхах — как обоснованных, так и необоснованных — маленькой кавказской страны с населением меньше четырех миллионов человек, у которой за плечами всего 25 лет независимости и столетия сложных и зачастую мучительных отношений с Москвой.


«Я так объясняю русским: “Никакие пророссийские силы в Грузии к власти не придут и власть не удержат. Было бы ошибкой поддерживать людей, которые размахивают российскими флагами”», — говорит г-жа Бурджанадзе, не раз встречавшаяся с г-ном Путиным, за что ее обвиняют в предательстве. Спустя после лет после короткой, но катастрофической войны с Россией, у Грузии по-прежнему нет дипломатических отношений с ее большим северным соседом.

В Грузии действуют 200 зарегистрированных политических партий. Это страна не только демократическая, но и сильно расколотая. Однако тема, которая некогда была главным предметом горячих споров — вопрос о том, должна Грузия ориентироваться на Запад или на Россию — практически отсутствует в политическом дискурсе в преддверии назначенных на субботу парламентских выборов.

Хотя опросы общественного мнения показывают, что за последние годы общественная поддержка интеграции с Западом — процесса, в рамках которого в этом году Грузия подписала так называемое Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом — несколько уменьшилась, никто из политиков сейчас в открытую не призывает к сближению с Россией. Единственная партия, которая выступала за российские военные базы и российские пенсии, была снята с выборов избирательной комиссией.

Премьер-министр Георгий Квирикашвили, партию которого «Грузинская мечта» иногда обвиняют в пророссийской позиции, утверждает, что некогда ключевой для грузинской политики вопрос о геополитической ориентации Грузии, теперь окончательно решен в пользу Запада. «У Грузии есть только один путь — стать полноправным членом западной семьи», — заявил он.

По данным опроса, результаты которого опубликовал в июле Национальный демократический институт, подавляющее большинство грузин считает, что будущее Грузии — с Западом, а не с Россией. Преобладание этой позиции не так велико, как два года назад, но ее сторонников все равно намного больше, чем те 29%, которые считают, что стране надо отказаться от прозападного курса ради сближения с Россией.

Даже «Альянс патриотов», новоявленная популистская партия, которую многие подозревают в получении денег от России и в содействии Москве, перестала критиковать НАТО и Европейский Союз и присоединилась к антироссийскому хору.

«Русские никогда не желали нашей стране добра», — говорит лидер партии Ирма Инашвили. По ее мнению, только НАТО может «гарантировать Грузии защиту» и обеспечить развитие «подлинной демократии».

Впрочем, идея о том, что демократия предпочтительнее прочих форм правления перестала пользоваться в этой стране поддержкой большинства.

Опрос общественного мнения «Кавказский барометр» продемонстрировал, что поддержка демократии, составлявшая в Грузии в 2012 году 68%, упала в прошлом году до 47%.

Прославленный грузинский оперный певец Паата Бурчуладзе, оставивший в этом году сцену ради политики, говорит, что общество разочаровано, потому что «в этой стране всем правят деньги». В первую очередь, речь идет о деньгах самого богатого человека в Грузии — основателя «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили.

Г-н Иванишвили, ставший премьер-министром после прошлых выборов в 2012 году, с тех пор отступил с политической передовой. Тем не менее, многие по-прежнему убеждены, что он контролирует Грузию из своего просторного особняка, расположенного на холме над Тбилиси.

«Он правит страной прямо из своего дома, — говорит г-н Бурчуладзе. — Он относится ко всем как своим марионеткам. В нормальной стране такой человек, как я, не стал бы идти в политику».

Преобладание в грузинской политике г-на Иванишвили и его партии, в последние четыре года проводящей более прозападный курс, чем многие ожидали, сокращает ту часть политического пространства, которая остается открытой для пророссийских сил.

Как отмечает профессор Тбилисского университета Георгий Гогсадзе, проблемы Москвы — как экономические, так и неэкономические — явно снижают ее желание всерьез вкладываться в попытки влиять на запутанную внутреннюю политику Грузии. Более того, по его мнению, Россия «понимает, что в НАТО нас никогда не примут, поэтому ситуация ее вполне устраивает».

Сторонники г-на Саакашвили, покинувшего страну, чтобы стать на Украине губернатором Одесской области, считают единогласное отрицание грузинской политической элитой любых связей с Россией дымовой завесой, скрывающей непопулярные аспекты партийных позиций.

«Разумеется, все они говорят, что они не настроены пророссийски – ведь в Грузии нельзя быть пророссийски настроенным», — говорит Георгий Бокерия, один из лидеров Единого национального движения, бывшей партии г-на Саакашвили. При этом он подчеркивает, что многие политики продолжают играть России на руку, ставя под сомнение необходимость продолжать упорные, но пока бесплодные попытки вступить в НАТО и представляя Запад угрозой традиционным ценностям Грузии (последнее совпадает с российской пропагандой).

Г-жа Бурджанадзе, сторонница «внеблоковой стратегии», подразумевающей неприсоединение Грузии как к российским, так и к западным структурам безопасности, считает, что ее страна «не должна быть ни марионеткой русских, ни марионеткой американцев».

При этом, по ее словам, только переговоры с Путиным и его приближенными могут дать Грузии надежду на возвращение отколовшихся от нее Абхазии и Южной Осетии, которые сейчас контролируются поддерживаемыми Россией сепаратистами. Эта позиция делает ее глубоко непопулярной и практически лишает ее партию – Демократическое движение «Единая Грузия» — шансов получить хоть сколько-то мест в парламенте.

По словам г-жи Бурджанадзе, ее партия — «к счастью или к несчастью» — не получает никаких денег от России, но при этом страдает от клеветы противников, обвиняющих ее в связях с Москвой. Тем не менее, г-жа Бурджанадзе по-прежнему убеждена, что с Россией необходимо приходить к какому-то соглашению.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.