Latvijas avīze: Что изменится после того, как в Латвии будет размещен батальон войск союзников под руководством Канады?

Адриан Брэдшоу: Это подтвердит очень важную решимость — войска с другой стороны Атлантического океана будут гарантировать безопасность и оборону европейского государства, которое входит в альянс. Это напрямую указывает, что НАТО трансатлантический альянс, и демонстрирует, что Канада и США участвуют в защите Европы. И с военной точки зрения это реальная сила, чтобы справиться с ограниченным конвенциональным военным вторжением. Решение НАТО явно подтверждает, что любое конвенциональное враждебное действие, направленное против Латвии, будет считаться направленным против всего альянса.

— Россия регулярно  проводит «внезапные учения» недалеко от границ стран Балтии, и у границ их территориальных вод курсируют российские военные корабли и истребители. Как, по-вашему, лучше всего отвечать на такие агрессивные действия?

— Лучше всего сохранять  холодный разум, оставаться непреклонно  верными принципу коллективной обороны и тому, что мы оборонительный альянс. Мы не отвечаем на неожиданные агрессивные действия, но остаемся непреклонно верными нашим принципам. И если произойдет какая-то агрессия, мы ответим с большой решимостью.

— Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер подчеркнул, что необходим взаимный контроль вооружений между НАТО и Россией. Как вы оцениваете эту идею?

— Все, что может способствовать  прозрачности и взаимному доверию, — хорошее дело. Россия сейчас  тратит огромные средства на оборону, увеличивая свои военные способности непропорционально потребностям. Мы всегда поддерживали действия, направленные на контроль за вооружениями. Все страны-члены НАТО подписали договор о конвенциональных силах в Европе (CFE), целью которого также является контроль за вооружениями, чтобы избежать новой гонки вооружений. (Россия отказалась от обязательств по этому договору. — Г.В.). Сейчас для нас важна политика сдерживания, и важно, чтобы Россия это поняла.

— Как вы оцениваете  способности вооруженных сил Латвии?

— Я встречался с солдатами  Национальных вооруженных сил (НВС) Латвии на международных операциях  в Ираке и Афганистане. Вашу  армию характеризуют высокий  профессионализм, целеустремленность  и решимость. НВС Латвии вносят  большой вклад в НАТО.

— А каково ваше  мнение о способностях НВС  Латвии противостоять возможной  российской агрессии?

— Я абсолютно убежден, что НВС Латвии с большой  решимостью будут бороться против  возможной конвенциональной агрессии. Я также убежден, что ваша армия в этом случае использует преимущества местности. И поэтому произведены соответствующие закупки военной техники. Пока в силе обязательства союзников помогать обороне Латвии, решимость НВС защищать государство не должна уменьшаться.

— Что включает  в себя упомянутая вами политика  сдерживания?

— Суть политики сдерживания  — избежать событий, аналогичных  тем, что происходят на Украине. Она содержит в себе существенное противоречие: вы развиваете очень способные вооруженные силы, но в то же время осознаете, что вам, может быть, никогда не нужно будет их применять. Цель такой политики — убедить потенциального агрессора, что агрессия это не тот путь, который следует выбирать. Я убежден, что Латвия в этой сфере сильна.

— В будущем  году Латвия предусматривает тратить на оборонную сферу 1,7% ВВП. Но ранее прогноз ВВП был более оптимистичным, и это означает, что Латвия на оборону израсходует на 24 миллиона евро меньше, чем планировалось. Как это воспримет НАТО?

— Решения по расходам  на оборону Латвии — это дело правительства страны, а не вопрос НАТО. Мы в НАТО договорились, что государства будут тратить на оборону 2% ВВП. Выбранный Латвией путь — выделить на оборону в будущем году 1,7% ВВП — показывает правильное направление, чтобы постепенно достичь необходимых 2%.

— Латвия купила  у Соединенного Королевства бронемашины CVRT. У вас как у представителя британской армии, наверное, есть мнение об их способностях.

— В своей карьере я  использовал эти бронемашины. Они  очень хорошо подходят для  латвийской местности. Бронемашины CVRT хорошо работают в условиях мягкой почвы и болотистой местности, имеют хорошие возможности маневрирования, отлично походят для лесистой страны. Это идеальный вариант для нужд Латвии.

— Государства  Балтии обеспокоены высказываниями кандидата в президенты США Дональда Трампа о том, что он, став президентом, ограничит финансирование США странам, которые мало тратят на оборону. Какова ваша оценка?

— Решимость и обязательства  США и Канады в вопросах  обороны сейчас так же неизменно  крепки, как и в течение всех прежних десятилетий. Независимо от результатов президентских выборов, отношение США к Вашингтонскому договору останется неизменным, нет признаков того, что в этом смысле что-либо изменится.

— Вы сторонник  ассиметричных военных действий. Поясните эту концепцию.

— Мы видели, как Россия  применяет гибридные военные  действия в Крыму и восточной  Украине, используя военные, паравоенные  и не связанные с военной  сферой средства. Я считаю, что  мы должны развивать политику  сдерживания гибридного вида, которая включает в себя идею об ассиметричном ответе. Гибридная политика сдерживания выходит за рамки военных способностей, она охватывает все общество и действующие в нем силы.

— На Чемпионате  Европы по футболу во время  матча команд России и Англии произошли беспорядки на трибунах, а позже они продолжились в Марселе. Прозвучала версия, что Россия использовала это как элемент гибридной войны.

— Я уже подчеркнул, что  Россия использует невоенные  средства, и необходим соответствующий  ответ. Плохое поведение футбольных болельщиков — это вопрос, касающийся структур внутренних дел и полиции. Не буду высказывать суждения о том, что произошло во время футбольного матча. Но если посмотреть на действия России шире, то мы должны быть готовы к тому, что будут использованы и военные, и невоенные средства, которые идут рука об руку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.