В одном из интервью президент Франции пригрозил Владимиру Путину международным судом. Российский президент отменяет визит в Париж. Пресса в замешательстве.

«Суд над Путиным — последняя находка Олланда». Под таким звучным названием Жером Бейло (Jérôme Beylau) комментирует в журнале «Le Point». заявления Франсуа Олланда в понедельник вечером на телеканале ТМС.

Как пишет TMC/TF1, «во время поездки в Тюль 8 октября Франсуа Олланд согласился дать эксклюзивное интервью журналисту Уго Клеману (Hugo Clément) для программы «Quotidien» о сирийском конфликте и произнес весьма жесткие слова по отношению к Владимиру Путину. Президент Республики впервые отметил, что задался вопросом о том, принимать ли ему Владимира Путина в рамках намеченного на 19 октября визита российского лидера в Париж».

За точной формулировкой продвинемся чуть вперед в интервью. Вопрос журналиста: «В скором времени вам предстоит принять в Париже президента России Владимира Путина. Однако складывается впечатление, что Россия и Башар Асад совершенно равнодушны к оказываемому на них давлению и при любом раскладе продолжат свои действия в Алеппо. Не получается ли так, что сегодня вы, президент Франции, говорите впустую?»

Ответ президента: «Я, конечно же, приму Владимира Путина, я задавал себе этот вопрос».

Журналист продолжает: «Это еще не точно?»

Глава государства уточняет: «Я задавал себе вопрос. Что это даст? Нужно ли это? Возможно ли какое-то воздействие? Можем ли мы сделать что-то, что сможет остановить то, что он [Путин] делает вместе с сирийским режимом, то есть оказание поддержки военно-воздушным силам режима, который сбрасывают бомбы на жителей Алеппо. Так что я все еще спрашиваю себя, нужно ли принимать Владимира Путина. Если мы встретимся, я скажу ему, что это недопустимо, и это очень важно для имиджа России, для того, что она собой представляет. Россия — дружественная Франции страна. Как можно согласиться с тем, что российские самолеты оказывают поддержку авиации Башара Асада в уничтожении такого города, как Алеппо?»

Владимир Путин задрожит от страха?

Журналист еще раз спрашивает: «Вы искренне думаете, что Владимир Путин прислушивается к вам?»

Именно тут Олланд делает заявление, которое так рассмешило Жерома Бейло из журнала «Le Point»: «Можно ввести санкции, принять какие-то меры. Никто не должен думать, что останется безнаказанным. Я хотел бы обратиться в Международный уголовный суд: события в Алеппо — это военные преступления. Эти военные преступления относятся к компетенции Международного уголовного суда. А тем, кто их совершает, придется ответить за свои поступки».

Жером Бейло еле сдерживается: «Владимир Путин наверняка задрожит от страха: ужасный Франсуа Олланд поджидает его за углом с дубиной в руках. И раз уж могучий президент социалистической Франции соглашается принять дрожащего от страха царя всея Руси, он, понятное дело, поступит так, чтобы прочистить тому мозги по поводу Сирии, а не гнуть перед ним спину. Задрав нос в конце мандата, Франсуа Олланд доходит до того, что грозит Путину Международным уголовным судом за военные преступления. Посмотрим, что выйдет!»

«Жалкая бравада» и отмена визита


Далее, он приходит к такому заключению: «Эта жалкая бравада становится посмешищем. За неумением повлиять на события в Сирии Франсуа Олланд и его правительство занимаются губительным разжиганием антироссийских настроений, что губительно скажется на долгосрочных интересах Франции. И может вывести ее из игры на будущих переговорах, которые в конечном итоге возобновятся между Кремлем и Белым домом».

Ксавье Фрер (Xavier Frère) из газеты «le Dauphiné», в свою очередь, не сомневается, что впереди нас ждет «долгая зима франко-российских отношений». И описывает сложившуюся ситуацию: «Пять позолоченных куполов высотой 36 метров по соседству с 300-метровой Эйфелевой башней. Российский духовно-культурный центр или храм Святой Троицы в Париже не бросит тень на самый знаменитый памятник французской архитектуры, однако его открытие, намеченное на 19 октября, оказалось на вершине дипломатических французско-российских отношений. Приедет ли Владимир Путин в Париж 19 октября? Ответ уже известен: нет. И это решение не будет способствовать устранению раскола во французском политическом классе по поводу России».

Правые, скорее, за Путина, но тут все сложно

Дени Бошар (Denis Bauchard), бывший посол и специальный консультант по Ближнему Востоку во Французском институте международных отношений, согласен с позицией Ксавье Фрера. Выпущенная им в газете «Le Monde» статья проливает свет на раскол во французском политическом классе по поводу России и ее президента: «В перспективе возвращения правых к власти в 2017 году стоит задуматься о возможности или даже, как считают некоторые, вероятности перемен в нашей внешней политике, в частности по Сирии и России. Такого мнения действительно придерживается большинство кандидатов на праймериз правых, в том числе Франсуа Фийон (François Fillion) и Николя Саркози. Стоит вспомнить, что в период президентства отношения Саркози с Россией и лично с Владимиром Путиным складывались довольно неплохо. (…) По Сирии же все обстоит иначе: президент Саркози и его министр иностранных дел Ален Жюппе (Alain Juppé) сразу же поддержали мятежников: Франция первой признала Сирийский национальный совет, а затем и Коалицию „единственным легитимным представителем сирийского народа“. В то же время, французские власти были одними из первых, кто обвинил Башара Асада в преступлениях против человечности, и стояли у истоков европейских санкций против сирийского режима».

Сегодня ситуация на Ближнем Востоке изменилась

Кроме того, Дени Бошар подчеркивает, что ситуация изменилась: «Некоторые заявления и жесты кандидатов от правых наводят на мысль о возможном изменении или даже пересмотре политики Франсуа Олланда по отношению к Сирии и России. Причем по ряду причин. Первая заключается в том, что обстановка кардинально изменилась. (…) Ближний Восток стал настоящим рассадником джихадистов, многие из которых приехали из других регионов, в том числе из Европы. Таким образом, приоритетная задача сейчас не в развитии демократии, а в восстановлении хотя бы минимума порядка и стабильности на этой территории».

Договариваться с Россией ради стабильности

Это уже не говоря о Европе: «Обстановка в Европе тоже изменилась. Принятые Европейским Союзом санкции против России не дали ожидаемых результатов. (…) Так, после ближневосточной политики, которая опиралась по большей части на эмоции и продвижение демократии, была начата более прагматичная и реалистичная политика, принимающая во внимание изменения ситуации. Причем она будет подтверждена или даже расширена будущим президентом вне зависимости от того, будет ли он правым или левым».

«Реализм говорит о необходимости восстановления вместе с Германией и на новых основах диалога с Россией, безусловно ключевым игроком как на Ближнем Востоке, так и в Европе, а также поддержки существующих правительств на фоне рисков дестабилизации».

Не бывает так, что с одной стороны — хорошие, а с другой — плохие

Иначе говоря, сейчас требуется сменить весь подход к анализу ситуации. Вот, что пишет по этому поводу Жером Бейло: «В этом трагическом водовороте не бывает так, что с одной стороны — хорошие, а с другой — плохие. Вообще, хороших тут в принципе нет. Путин, конечно, циничный махинатор, а Башар Асад — кровавый диктатор. Однако противоположный лагерь, ДАИШ и „Джебхат ан-Нусра“, он же „Фатах аш-Шам“ (официально он разорвал связи с „Аль-Каидой“), а также все прочие исламистско-джихадистские группировки, поддерживаемые Катаром и Саудовской Аравией, — все они тоже далеко не пацифисты. Они не читали Монтескье и де Токвиля. Что же до сирийских демократов, они так же редки, как белые медведи в тропическом лесу».

Заключение вместе с AFP: «Но могут ли французские власти не принять главу российского государства, если он на самом деле приедет? Отражая целое течение во французской политике, которое выступает за расширение диалога с Россией, в частности по Сирии, бывший премьер Франсуа Фийон заявил, что Франсуа Олланд, „разумеется“, должен „принять“ российского коллегу».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.